Мои любимые фики
Аниме, фентези, фанфики, клипы, анекдоты
Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Мои любимые фики > Гарри Поттер и Наследники Слизерина  18 апреля 2007 г. 11:55:13


Гарри Поттер и Наследники Слизерина

OzMaBa 18 апреля 2007 г. 11:55:13
Внимание! Я нашла офигительные фанф по ГП! Альтернативный шестой курс. Это роман и мало кому хватит терпения его дочитать.

Категории: Гарри Поттер, Фанфики, Остальное
Прoкoммeнтировaть
Обратите внимание на:
Вейла. 23 декабря 2010 г. Роксан Мокси
Сегодня нашла ооочень класный фик! ... 3 февраля 2010 г. LadiTao
Наследник теней 21 октября 2011 г. Азия Вебер PanTeRRa в сообществе Тропами Запретного леса
OzMaBa 18 апреля 2007 г. 11:57:45 постоянная ссылка ]
Глава 4 Девушка всеобщей мечты


Фред и Джордж промчались мимо ураганом - кто-то кого-то догонял.
- Мне фотографию, мне, мне...
- С какой это радости? Я первым взял газету!
- А я первым узнал, что там о ней напишут!
- Вот тогда ты забирай себе статью, а я возьму фотографию. Так будет честно.
- Ни за что! И вообще, мне она первому понравилась.
- С чего это ты взял? Я о такой девушке всю жизнь мечтал, между прочим. Может, я ещё на ней женюсь!
- Ха! Мечтать! На что ей сдался такой придурок, как ты! К тому же она старше тебя минимум лет на десять!
- Ну и что. Когда любишь, возраст не помеха!
Так шутливо переругиваясь и выхватывая друг у друга из рук свежий выпуск Ежедневного Пророка, близнецы умчались к речке.
- О ком это они спорят? - спросил Гарри у Рона. Они сидели на опушке леса под огромным деревом недалеко от Норы, пытаясь починить сломанную на прошлой рыбалке удочку.
- Да о Мелиссе Найтингейл. Как же она меня достала... - с досадой сказал Рон, перегрызая леску зубами.
- О ком, о ком? - ошарашенно спросил Гарри. - О ней что, в Пророке пишут?
- Ну, Гарри, ты, живя у магглов, совсем отстал от жизни. О ней теперь разве что глухонемые попугаи не говорят! Да только о ней сейчас разговоры и ходят! У неё куча поклонников, хотя и недоброжелателей тоже хватает. Поговаривают, что её хотят избрать Волшебницей Года.
- Да-а-а? - изумлённо протянул Гарри. - А за что? - он ещё никому не рассказал о знакомстве с ней, собирался было, но что-то его останавливало, стеснялся он, что ли?
- А эти два придурка влюбились! - продолжал Рон пренебрежительно. - Фотографию никак не поделят, - бурчал он себе под нос. - Вот проберусь ночью к ним в комнату и украду снимок. Буду сам на неё смотреть!
- Так тебе она тоже нравится? - невинно поинтересовался Гарри.
- Ещё чего! - возмутился Рон, но при этом его веснушчатое лицо залилось предательской краской до самых ушей. - Подумаешь, хорошенькая колдунья, всего-навсего, а уж разговоров-то вокруг неё, разговоров...
- А отчего же она такая популярная? - перевёл Гарри разговор в другое русло.
- Ну ты даёшь, Гарри! Ты что - совсем тёмный? Неужто не слышал о любовном напитке Тристан и Изольда?
- Э-э-э... нет.
- Тогда слушай. Мисс Мелисса Найтингейл - опора и надежда современного зельеварения. Небось была любимой ученицей Снегга. Она - изобретательница самого популярного любовного зелья. Оно продаётся всего пару недель, а уже названо товаром года. Благодаря ему уже поженились двести или сколько-то там пар! Я не знаю, как оно действует, но этот напиток официально разрешён Министерством к продаже и употреблению, а этого очень многого стоит. Эта Мисс Найтингейл, небось, озолотилась. Вот бы жениться на ней и стать богатым... - мечтательно зажмурился Рон.
- Она же раза в два тебя старше, насколько я понял, - удивился Гарри.
- Ты не понял! называют женщиной без возраста. Никто точно не знает, сколько ей лет. Даже эти сплетники из Пророка не смогли выяснить её точный возраст, а уж они профессионалы своего дела, у них нюх на сенсации. Выглядит же Мисс Найтингейл лет на 18, не больше.
Это точно, - подумал Гарри. - Кому, как ни ему, было об этом знать.
- А ещё она красивая и, говорят, умная. Ещё бы - придумала любовное зелье, официально разрешённое к продаже.
Как это ни странно, Гарри почувствовал смутную ревность. И тут он кое-что придумал.
- А может быть на самом деле она старая и страшная, но изобрела ещё какое-нибудь зелье вечной молодости и красоты, пользуется им и пудрит всем мозги, а вы перед ней в штабеля укладываетесь! - И Гарри триумфально посмотрел на друга, довольный своей выдумкой.
- Ну, не знаю, - растерялся Рон, но тут же вышел из положения. - Значит - она станет ещё богаче, продавая эти новые зелья, а, значит, поводов жениться на ней будет ещё больше! - заключил он, победно глядя на Гарри и гордясь своей логикой.
- Неужели деньги - это всё, что тебя волнует? - возмутился Гарри. Ему стало по-человечески обидно за Мелиссу.
- Да ведь не у всех же увесистая кучка золота в Гринготтсе, - горько усмехнулся Рон.
Гарри не знал, что и возразить на это. Ведь у Уизли и правда никогда не было денег, и вряд ли когда появятся. Ему стало неловко, но тут он нашёлся, уведя разговор в сторону:
- А что значит - официально разрешённое к продаже зелье? Все остальные что же - за-прещённые?
- Конечно! Ты что, не знал?
- Нет, откуда? Я вообще не верю ни в какие любовные напитки и приворотные зелья.
- Зря ты так говоришь, Гарри. Вот подожди, подольёт тебе наша Джинни какой-нибудь гадости, вмиг забудешь Чжоу и влюбишься в неё! - И Рон рассмеялся, довольный своей шуткой.
В соседних кустах раздался треск.
- Да как ты смеешь так говорить? - донеслось оттуда, и появилась... Джинни, собственной персоной. С красным от злости лицом и глазами, полными слёз. - Да я никогда... Гарри, не верь ему... я ... тебе... да ни за что... А ты! - она повернулась к Рону. - Как ты мог сказать такое! - Она разрыдалась и побежала по направлению к дому.
Ребята растерялись.
- Ну зачем ты так? - укорил Гарри друга.
- Я же просто пошутил, и потом, я же не знал, что она в кустах подслушивает, - оправдывался тот. - Это будет ей местью за то, что она не считает меня мужчиной. А ты и вправду ей нравишься, это все знают. С этим Майклом-как-там-его­-Корнером, она, по-моему, просто так встречалась, иначе она бы мне об этом рассказала. Я же узнал о нём в последний момент. Я считаю, что она до сих пор влюблена в тебя по уши, но скрывает.
- Даже если и так, нельзя смеяться над чужими чувствами. Представь, что над тобой кто-нибудь вот так подшутит или будет дразнить.
- Гарри, ты как всегда прав, рассудительный ты наш! - огрызнулся Рон. - Ладно, мы най-дём Джинни и извинимся. - Он хитро прищурился. - А потом ты её поцелуешь, и Джинни будет отомщена!
- Ах ты... - и Гарри кинул в него подушкой, мгновенно превратив в неё катушку с леской.
- Я так этого не оставлю! - отозвался Рон, накрыв Гарри той самой подушкой с ног до головы, мгновенно увеличив её в размерах до хорошей пуховой перины.
Минут десять они катались по траве, хохоча и задыхаясь, запутавшись в перине и норовя заткнуть друг другу рот её углом, пока из дома не донёсся голос Миссис Уизли:
- Все обедать! Кто не успел, тот опоздал!
Юноши собрали рыболовные снасти и побежали к дому. У них совсем вылетело из голо-вы, что они собирались извиниться перед Джинни, тем более что её за обедом не было.
Фред и Джордж помирились и собирались заказать вторую газету с фотографией Мелиссы Найтингейл через совиную почту доставки. Они ещё не успели отослать Сычика и решили заняться этим после обеда.
- Слушайте, что про неё пишут в Пророке, - начал читать вслух Фред:

Сегодня мы решили посвятить свою статью колдунье, чья известность набирает обороты во всём волшебном мире. Это - очаровательная Мелисса Найтингейл - создательница любовного зелья Тристан и Изольда, официально разрешённого к применению. Мисс Найтингейл с детства увлекалась зельеварением, но кто бы мог подумать, что подростковое хобби обернётся таким оглушительным успехом! О профессиональных достижениях этой молодой колдуньи, хотя её точный возраст никому не известен, скоро заговорит весь волшебный мир, тем более, что её кандидатура скорее всего будет выдвинута на звание Волшебница Года. В настоящее время Мелисса работает на Министерство Магии в отделе по Злоупотреблению и Незаконному Применению Маггловских Артефактов в должности простого рядового ликвидатора магических вещей, по ошибке попавших к магглам. Я хотела отдохнуть от опытов, проводимых мной несколько лет, и поменять обстановку, - объясняет колдунья свой скромный выбор.
Личная жизнь юной ведьмы покрыта мраком и окутана тайной. К сожалению, даже мы ничего не можем рассказать о друзьях и возлюбленных Мисс Найтингейл, хотя такая красотка наверняка имеет массу поклонников. Смеем утверждать, что её путь к успеху усыпан разбитыми сердцами безнадёжно влюблённых в неё, хотя она утверждает, что её сердце свободно - она была слишком занята проведением опытов. Как же так? - удивитесь вы. - Сама варит любовные зелья, а возлюбленного не имеет? Вам придётся поверить ей на слово, а мы постараемся разузнать об этом как можно больше и проинформировать вас как можно быстрее и подробнее, наши дорогие читатели.
В чём же секрет такой удивительной привлекательности Мисс Найтингейл? Красота? Личное обаяние и дружелюбие? Исключительная интеллигентность? Всесторонняя образован-ность? Врождённый аристократизм? Безупречные манеры в сочетании с непредсказуемым поведением? Да! Да! Да! Всеми этими качествами обладает Мелисса Найтингейл - самая завидная невеста столетия. А она ещё и богата - продажа Тристана и Изольды сделали её финансово независимой колдуньей. Дерзайте, молодые люди! Может быть повезёт именно вам, и прелестная Мисс Найтингейл отдаст вам своё сердце!

- Может быть - именно мне? - вздохнул Фред, притворно закатив глаза.
- Нет, мне! - непререкаемым тоном потребовал Джордж, но при этом подмигнул Гарри. - Вот бы с ней познакомиться, правда, Гарри?
- М-м-м... Гм... - рассеянно протянул тот, раздумывая, говорить или нет, что он с ней знаком. Ему вовсе не хотелось, чтобы Мелисса с кем-нибудь ещё знакомилась, даже с Фредом или Джорджем. А ещё ему отчаянно не хотелось, чтобы Мелисса Найтингейл кому-нибудь отдала своё сердце...
- Что за глупости вы болтаете! - вывел его из забытья голос Миссис Уизли. - Забудьте об этом! Такая девушка не для вас, олухов! Да и она вам, небось, в матери годится, просто она мастерски скрывает свой возраст, - ревниво добавила она. - Лучше помогите мне накрыть на стол. Гарри, будь другом, сбегай, позови Перси, - попросила она его уже другим тоном. - Он опять целыми днями строчит какой-то доклад в Министерство, кажется - о преимуществе буковых палочек над остролистовыми. Его понизили в должности по его собственной просьбе, он не хочет быть близок к Фаджу, но всё же лелеет надежду на то, что однажды Фадж уйдёт, и тут-то он и заявит о себе.
Гарри улыбнулся. Так это о Перси говорила Мелисса тогда, в доме Миссис Фигг, да ещё назвала его бездельником. Сам же зануда-Перси искренне считал, что своими исследованиями приносит пользу обществу. Гарри же был солидарен с Мелиссой, считая, что тот зря протирает штаны.
Поднявшись на третий этаж, Гарри постучал в дверь Перси, потом позвал его и снова постучал. За дверью было тихо. Не дождавшись ответа, Гарри вошёл. Перси что-то задумчиво выводил пером на пергаменте. Похоже, что стука он и не слышал, увлёкшись своим занятием. Гарри на цыпочках подошёл к Перси и заглянул через плечо в его бумаги. Каково же было его удивление, когда он увидел, что Перси просто расписывается. На пергаменте во всех направлениях и всех размеров были подписи: Уизли, Персиваль Уизли, Уизли, П., П. Уизли, Перси Уизли или просто П. У..
Словно почувствовав, что рядом кто-то есть, Перси оглянулся и подскочил от неожиданности:
- А, Гарри, это ты... Ну и напугал же ты меня! Ты что здесь делаешь?
- Мама тебя к обеду никак не дозовётся, вот и послала меня. Я и звал, и стучал, но ты буд-то оглох.
- Извини, я задумался, размечтался. Вот подумал - а вдруг я когда-нибудь буду Министром? Уйдёт же эта жаба-Фадж в отставку когда-нибудь? Надо будет всякие указы подписывать. И я решил немного потренироваться заранее - как лучше смотрится.
- Понятно, - про себя Гарри рассмеялся и подумал: Мечтать не вредно, а вслух сказал:
- Ты поторопись, все ждут только тебя.
- Угу, - отозвался Перси, - я трансгрессирую. - И исчез с хлопком.
Гарри вышел, прикрыв за собой дверь.
Маленькая фигурка материализовалась из темноты под лестницей и проскользнула в комнату, дождавшись, пока затихнут шаги.
Гарри не пошёл сразу вниз. Ему в голову пришла одна нелепая идея, вернее - желание. Он тихонько пробрался в комнату близнецов. На столе лежал свёрнутый пергамент - заявка:

Прошу прислать мне газету Ежедневный Пророк
в количестве: 1 штука 516 за 13 августа.
Оплату по получении посылки гарантирую. Джордж Уизли.

Гарри торопливо дописал + 1, крадучись вышел из комнаты и бегом спустился в сад к столу. Вся процедура не заняла и минуты.
Все ждали только его.
К обеду был салат из овощей, пюре с мясной подливкой, кексы и компот из вишни. Все налегали на еду, отдавая должное кулинарному таланту Миссис Уизли.
- А где Джинни? - поинтересовался Перси. - Ей что - отдельное приглашение нужно?
- Желательно от Гарри, - хмыкнул Фред в тарелку.
- Оставьте девочку в покое! - прикрикнула на них мать. - У неё переходный возраст. Не хочет - пусть не ест. Худее будет.
- Да она и так как тростиночка! Одни кости! - возмутился Рон, любящий поесть.
- Ну и пусть. Так теперь модно. Хочет быть худой - пусть будет. Я уже устала кормить её насильно.
- А ты скажи ей, что мужчины - не собаки, на кости не бросаются, правда, Гарри? - толкнул его локтем в бок Джордж, хохотнув при этом.
- Э-э-э... гм...кхм... - неопределённо ответил Гарри. Чрезмерно худые девушки ему, и правда, не нравились, но не будешь же обижать Миссис Уизли, обсуждая за обедом её дочь.
- Так! За едой только о еде! - воскликнула разъярённая хозяйка, и все поспешно уткнулись в свои тарелки, зная, что с Миссис Уизли шутки плохи.
Когда пили компот, Рон вдруг вспомнил о чём-то важном, извинившись, он пулей вылетел из-за стола и сбегал в дом минуты на две. Прибежал он запыхавшийся и озадаченный, но даже Гарри ничего объяснять не стал.
После обеда все разбрелись подремать. Джордж отослал Сычика с заявкой, а Джинни так и не объявилась.
- Отдыхайте, мальчики, набирайтесь сил, скоро в школу. Осталось всего ничего, - пока-чала головой Миссис Уизли.
Гарри улёгся в самораскачивающийся­ гамак с подаренной Гермионой книгой Как понять себя и найти свой путь - новый бестселлер от Лореданы Мерриуэзер. Дело в том, что в этом году им предстояла специализация. Надо было выбрать тот предмет, который нравился боль-ше, чем другие, и который легче давался - Трансфигурация, Защита, Заклинания, Уход за Волшебными Существами, Травология. Этот предмет предстояло изучать углубленно и стать специалистом в этой сфере, а на следующий год написать по нему выпускную работу. Предсказания, Зельеварение и Историю Магии Гарри, само собой, в расчёт не брал. Он надеялся, что книга рассеет туман в его голове, поможет выбрать, подскажет, наведёт на правильную мысль.
Но было душно, в гамаке его укачало, и Гарри задремал, уронив бессмертный шедевр Мисс Мерриуэзер в траву. Во сне он услышал тот же голос, что и в первую ночь у Миссис Фигг. Голос был очень знакомый, если не сказать родной, спокойный, но о чём-то просящий, умоляющий: Она уже проснулась... Будь с ней рядом, когда она будет близко... Она поможет тебе, а ты поможешь ей... Ничего не бойся... Вы нужны друг другу, чтобы понять... Будь с ней рядом, будь с ней рядом..., - удаляясь, голос шелестел в пыльной листве, шуршал в летней траве, звенел в обмелевшей от жары речке. Отдавшись напоследок эхом в голове Гарри, голос растворился в синем августовском небе. Гарри резко проснулся и, не разобравшись, где он, хотел по привычке спустить ноги на пол. Гамак, конечно же, перевернулся, а Гарри растянулся на траве, уткнувшись носом в землю.
- Что? Полетать решил? - окликнул его насмешливо подошедший Рон.
- Нет, просто сон странный приснился, - отозвался Гарри, хлопая спросонья глазами и соображая, где это он.
- Опять кошмары, да? Опять про Того-Кого-Нельзя-На­зывать? Шрам болит? - озабоченно засуетился Рон.
- Нет, нет, просто сон, - успокоил его Гарри. - Чей-то очень знакомый голос просит кому-то помочь, защитить... её! Именно её! Говорит, что мы будем вместе... Уже второй раз снится.
- А! Это просто болезни роста, как их мама называет, - облегчённо рассмеялся Рон. - Мне самому может тако-о-ое присниться...
- Да нет же, - нетерпеливо перебил его Гарри. - Это что-то серьёзное. И голос - он не просто просит, он умоляет помочь, говорит, что мы будем вместе, и не надо ничего бояться.
- Ладно, - вынес приговор Рон, - жди встречи со своей Таинственной Незнакомкой. Толь-ко смотри - Чжоу обидится.
- Ну при чём здесь Чжоу! - вспылил Гарри. - Это совсем другое!
- Как знать, как знать, - пробормотал Рон себе под нос и уже громко добавил:
- Мама просила помочь с гномами. Пойдёшь?
- Конечно.
И Гарри поплёлся за Роном очищать сад от гномов, потирая ушибленное колено и прижимая бесценное творение Мисс Мерриуэзер к груди.
Вечером прилетел Сычик, сжимая в когтистых лапах три свёрнутые в рулоны газеты. К ним была прикреплена записка:

1+1+1 будет 3. Неужели нельзя было по-человечески написать?
Больше подобные заказы выполнять не будем.
Служба доставки.

- А откуда три? - не понял Джордж. - Что ещё за 1+1+1? Мы же заказывали одну! Так и написали в заявке.
- Потом ещё я приписал +1, - смущённо объяснил Гарри. - Я... мне тоже захотелось иметь свою фотографию Мисс Найтингейл. Но я не знаю, откуда взялась третья +1.
- Так вот, что это за 1+1, - расплылся в улыбке Рон. - А я всю голову сломал - что за странная запись? Это я приписал третью +1, - покраснел он.
- Вот зачем ты выбежал из-за стола за обедом, - догадался Фред. - Побоялся, что мы отправим Сычика, и ты не успеешь сделать свой заказ? Ты унёсся так как будто за тобой летел целый рой гигантских особо ядовитых докси-мутантов. Видать, тебе и правда понадобилась эта газета. Ты же никогда не читал Пророк! Решил узнать последние сплетни? А, может быть, тебе тоже понадобилась фотография Мелиссы Найтингейл? - ухмыльнулся он, лукаво глядя на Рона. - Признайся, ты в неё влюбился!
- А что! - вспылил Рон. - Вам с Джорджем, значит, можно, а мне нет? Может, она мне нравится!
- Куда тебе, малявка! - шутливо поддел его Фред.
- А ну повтори, что ты сказал! - взревел Рон, до глубины души оскорблённый тем, что никто не желает признавать его за взрослого - ни младшая сестра, ни старшие братья. Он выхватил из кармана палочку и замахал ей, лихорадочно соображая, какое бы применить заклинание попротивнее. Шутливый спор грозил перерасти в дуэль на волшебных палочках или в банальную драку.
- Да успокойтесь вы, - воззвал к разуму Гарри. - Взрослые люди, а спорите из-за ерунды.
- Мелисса не ерунда, - тут же отреагировал Рон.
- С каких это пор ты называешь её по имени? - полез в бутылку Фред, которому сегодня изменило его обычное чувство юмора.
- Хватит, я сказал! - прикрикнул на них более рассудительный Джордж. Теперь у нас у всех по фотографии и статье. На этом и разойдёмся. Пусть каждый мечтает о чём хочет.
- Я ещё отомщу ему за малявку! - бурчал Рон себе под нос, поднимаясь в спальню. - Я этого так не оставлю!
- Да ладно тебе дуться, Рон! - попытался урезонить его Гарри. - Сейчас ты, и правда, ведёшь себя как маленький.
- И ты туда же! Взрослый выискался! Вот увидите - я своего добьюсь! Вы ещё услышите о Рональде Уизли! Да!
Вы ещё обо мне услышите, - заявила ослиная шкура, натянутая на барабан, - хмыкнул про себя Гарри. - Подростковый кризис... - подумал он мрачно и отправился спать. Он ещё раз посмотрел на портрет Мелиссы на первой странице газеты, она сонно зевала, прикрыв рот ладонью. Гарри так никому и не сказал, что он лично знаком с самой популярной девушкой волшебного мира.
***
Конец лета выдался дождливым. На смену удушающей жаре пришли бесконечные ливни, стало сыро и холодно, пришлось топить камин. Земля размокла и превратилась в болото. На улицу и носа нельзя было высунуть - хороший хозяин собаку не выгонит. Небо словно прорвало.
Близнецы всё над чем-то экспериментировали в своей комнате, Перси всё писал свой нудный доклад, тихоня-Джинни всё время что-то писала и отправляла сов, глаза у неё при этом часто были на мокром месте, Миссис Уизли всё вязала свои фирменные свитера, а Гарри и Рон проводили все дни и вечера за партиями в магические шахматы. Они как-то попробовали сыграть в волшебные самотасующиеся карты, но те жульничали - фигуры прыгали с карты на карту, менялись мастями, подсказывали, какой картой надо ходить, не желали идти в отбой, запрыгивая обратно в колоду. Это было просто форменное безобразие. Гарри и Рон так ни одной партии до конца и не доиграли.
- Пойду-ка я всё-таки почитаю про поиски собственного пути, - Гарри встал с кресла, потягиваясь. - Я дальше первой главы никак не доберусь.
- О чём хоть там речь-то идёт, - вяло поинтересовался Рон, подавляя зевок.
- О поиске своего Пути в Жизни. Насколько я понял, Путь - это желание следовать своей Судьбе, делать то, что любишь, и таким образом идти к своей мечте. А книга должна помочь мне понять, чего я хочу от Жизни.
- А разве ты сам, без книги, не знаешь, чего ты хочешь? Я вот хочу разбогатеть и прославиться, это ещё зеркало Еиналеж показало сто лет тому назад. И вообще - это уже всем известно.
- А я хочу родственников, не похожих на Дурслей. Я бы все свои деньги и всю свою славу отдал бы...
- Знаю, знаю - за захудалого пятиюродного дедушку, - перебил его Рон. - У меня же род-ни хоть отбавляй, только радости от этого никакой. Может, зануду-Перси тебе продать? У меня будут деньги, а у тебя - родня. Много я за него не попрошу, но он в любом случае лучше Дурс-лей! - неловко пошутил он. - Ладно, иди ищи свой Путь, или Судьбу, или и то, и другое, а я пойду найду свою кровать. - И Рон ушёл спать.
Гарри принёс книгу в гостиную, сел у камина в высокое кресло и стал читать. Книга была написана сложным языком, о каких-то Знаках на Пути, помогающих постичь Суть Происходящего. В итоге всё это должно было как-то помочь ему в жизни. Гарри окончательно запутался в туманных формулировках и общих фразах. Найди свой Путь и следуй Им.., Слушай своё сердце.., Не вступай в сделки с совестью.., Делай добро и оно вернётся к тебе.., Не старайся победить Зло ещё большим Злом.., Любовь - вот Ключ к тайнам Вселенной.., Полюби себя, друзей и недругов, и Жизнь изменится.., Изменив свою Жизнь, ты изменишь ход Истории.., Хочешь иметь друзей - стань другом сам.., Делай то, к чему есть склонность, и ты найдёшь своё место в Жизни и свой Путь...
Склонность у меня только к квиддичу и к попаданию в разные истории, которые обычно плохо кончаются. Ну, и как это поможет мне в жизни? - подумал Гарри, отвлекаясь от чтения. Ничего не объясняющие в итоге банальности ему надоели, а то, что половина слов написана с заглавной буквы, стало его раздражать.
У Гарри стали слипаться глаза. Он кинул книгу в кресло, а сам пошёл спать.
Чья-то тень метнулась от стены, схватила книгу и, прижав её к груди, растворилась в темноте.
***
Дожди лили не переставая. Летучий порох отсырел, и воспользоваться им для того, что-бы отправиться за покупками к школе, не могло быть и речи. Да к тому же Мистеру Уизли задержали зарплату, и не первый раз в этом году.
За три дня до начала занятий произошло нечто, последствия которого изменили немало жизней. Несомненно, Лоредана Мерриуэзер углядела бы в этом Перст Судьбы, или Знак. В тот день они, наконец-то, отправились за учебниками.
С утра пришли школьные письма со списками, там было целых десять новых книг. Из конверта Гарри вылетел ещё какой-то небольшой голубой листочек официального вида и спланировал на пол. Гарри поднял его с гулко бьющимся сердцем. Если это было то, о чём он подумал, он стал бы счастливейшим из смертных... Затаив дыхание Гарри поднял листочек, исписанный знакомым мелким почерком МакГонагалл.

Ученик шестого курса Гарри Поттер назначается капитаном школьной команды факультета Гриффиндор по квиддичу.
Решение, принятое профессором Амбридж по поводу пожизненной дисквалификации Поттера от 12 ноября прошлого года считать недействительным на основании его незаконности и нелепости.

P.S. Поздравляю, Поттер, и желаю удачи.
Декан факультета Минерва МакГонагалл.

У Гарри от радости просто ноги подогнулись. Он - капитан команды по квиддичу!!! Он, Гарри!!! Он подпрыгнул так, что чуть не пробил потолок головой.
- Рон! Рон! Они сделали меня капитаном нашей команды!!! - заорал Гарри во всю силу своих лёгких.
- Что произошло, Гарри? Что случилось? Почему ты так кричишь? - все имеющиеся в наличии Уизли сбегались в гостиную, чтобы узнать, что произошло.
- Я стал капитаном команды по квиддичу!!! Сбылась моя самая дикая мечта!!! - Гарри кинулся обнимать всех подряд, включая даже Перси и Джинни, немного увлёкшись.
- Здорово! Супер! - зажглись глаза у близнецов. - Ты уж не подведи, Гарри. Теперь на тебя вся надежда. На нашего вратаря-Рона надежды мало, сам знаешь, как он играет. А тебе в этом году команду, считай, по новой набирать надо, все школу закончили - мы, и Анжелина Джонсон, и Алисия Спиннет. Ни приличных загонщиков, ни охотников. Трудно тебе придётся, с целой кучей неопытной мелюзги.
Гарри слегка помрачнел. Это пока ещё не приходило ему в голову. Они с одним только новичком-Роном намучились в прошлом году, а теперь их будет целых четыре...
- Да ты справишься, Гарри, ты не переживай. В охотники вон Джинни возьмёшь, у неё хоть какой-то опыт имеется. Пойдёшь к Гарри, Джинни?
Джинни покраснела и сказала:
- Не решай за Гарри. Пусть он сам выберет того, кто ему понравится и подойдёт. Так будет лучше для команды...
- Но ты же не обидишь нашу маленькую сестрёнку отказом, а, Гарри? - хихикнул Фред.
Джинни развернулась и убежала к себе, глаза у неё предательски наполнились слезами.
- Перестань дразнить сестру, Фред, - прикрикнула на него мать.
Гарри посчитал за лучшее испарится, пока Миссис Уизли не поняла, почему её дочь в растрёпанных чувствах.
- Гарри, вот теперь мы заиграем! - хлопнул его по плечу Рон. - Джинни и правда стоит посмотреть. К ней в пару я предложил бы Колина Криви, он неплохо летает. А вот как быть с загонщиками? Я даже и не знаю, кто у нас такого размера, чтобы справиться с этими слизеринскими гориллами - Крэббом и Гойлом. Прошлогодние Кирк и Слоупер просто ужасны. Надо бы найти новых.
- Ладно, не будем расстраиваться раньше времени. Проведём отбор, и всё будет хорошо... Я надеюсь. - У Гарри как-то неприятно засосало под ложечкой. Впервые он осознал, что быть капитаном команды по квиддичу - это большая ответственность. Он терпеть не мог, когда Оливер Вуд постоянно напрягал их по поводу тренировок, заставляя до обморока летать в жуткую погоду и объясняя какие-то малопонятные схемы, испещрённые стрелочками. Теперь то же самое предстояло делать ему. Гарри вздохнул. Но назвался груздем - полезай в кузов. Он же сам об этом мечтал, разве нет?
Они сели изучать списки учебников. Среди новых предметов значились Гадание и Изучение Не-Совсем-Людей.
- А это ещё кто? - спросил Гарри Рона.
- Великаны, вейлы, эльфы, гоблины, русалки, кентавры, тролли там всякие - те, кто разумен, умеет говорить, обладает магией, чаще своей собственной, но от человека чем-то отличается, - пояснил Рон.
- Ясно, а зачем их изучать?
- А я почём знаю? Может - для упрощения сотрудничества. Вон Билл работает в гоблинском банке, ему обязательно надо знать все привычки гоблинов, особенности их поведения. Все не-люди себе на уме, у них свои заморочки. Надо об этом знать, чтобы их случайно не обидеть, и всё такое. А вот зачем нам Гадания? У нас же уже есть Прорицание!
- Ты пропустил примечание, Рон. Так как Ференц кентавр, он будет вести только Астрологию, то есть всё то, что связано со звёздами. Другим способам предсказывать судьбу нас будет учить новый преподаватель.
- Понятно. Им мало того, чему нас учила профессор Трелони все эти годы, они решили углубить эти дурацкие никому не нужные предметы. Интересно, чем тогда будет заниматься стрекоза? ведь уволили приказом Министерства.
- Будет сидеть и ждать вдохновения, когда её посетит очередное пророчество, касающееся меня. Она же на них специализируется, - улыбнулся Гарри.
Из магазина они вышли с такими штабелями учебников, что друг друга за ними не видели. Среди них были Начальная Трансфигурация Человека, Зельеварение - Продвинутый Курс, Новейшая История Волшебства, Тринадцатая Книга по Порче и Сглазу, Практическое Пособие по Магической Защите, Астрология без Мистики и Тайн, Звёзды и Судьбы, Стандартная Книга Заклинаний - Уровень Шестой, Травология - Завершающая Стадия и Люди или Нелюди?.
Ребята с нетерпением ожидали начала нового учебного года.
Тридцать первого августа грянул гром. Утром прилетела почтовая сова с новым выпуском Ежедневного Пророка. Сову можно было выжимать, газета раскисла. Пророк шлёпнулся на стол рядом с Перси. Тот махнул палочкой, высушив газету заклинанием Аэр, и машинально развернул её, хотя никогда не интересовался сплетнями. И тут он резко перестал жевать. Глаза его изумлённо округлились, брови поползли вверх.
- Что там? Что? - Фред и Джордж повскакивали со своих мест и, толкаясь, кинулись к Перси, не обращая внимания ни требование Миссис Уизли сейчас же сесть за стол под угрозой лишения завтрака.
На всю первую страницу был напечатан портрет Мелиссы Найтингейл под заголовком Скандал в Министерстве.
Гарри с Роном тоже повскакивали со своих мест.
- Давай!
- Не тяни!
- Разворачивай!
- Открывай! - раздались четыре возбуждённых голоса.
Перси открыл газету на новой странице и начал читать вслух. Все слушали в немом изумлении, затаив дыхание. Статья называлась Низвергнутый кумир.

На этой неделе произошёл крупный скандал в Министерстве Магии. Виновницей про-изошедшего стала Мисс Мелисса Найтингейл, сотрудница отдела Неправомерного Использования Маггловских Артефактов (ликвидация заколдованных вещей). Она широко известна и весьма популярна благодаря изобретению любовного напитка Тристан и Изольда, официально разрешённого к продаже. По-видимому, прыткая Мисс Найтингейл решила воспользоваться своим же изобретением с целью получения должности повыше. Она подозревается в том, что подлила зелье в бокал Министра Магии Корнелиуса Фаджа во время банкета, чтобы влюбить его в себя и, пользуясь его расположением, выторговать себе местечко получше, чем мелкий ликвидатор.
Мелисса Найтингейл - очень привлекательная молодая девушка (точный возраст неизвестен). Своими чарами она вскружила голову многим сотрудникам Министерства (среди них Людо Бэгман, Арнольд Миргуд, Гилберт Уимпил, Армандо Диппет и другие). Даже Люциус Малфой явно неспроста слишком уж часто появляется в стенах данного учреждения. Первой забила тревогу Клементина Фадж. муж слишком много говорил о разнообразных талантах Мисс Найтингейл по поводу и без. В конце концов, Миссис Фадж заподозрила явные чары, исходящие от юной протеже её мужа с целью улучшения своего положения. Она-то и призвала разлучницу к ответу, требуя суровой справедливости. Мисс Найтингейл отказывается давать какие-либо комментарии по поводу произошедшего, считая оправдания ниже своего достоинства. Мы смогли добиться от неё лишь одной только фразы: Он годится мне в дедушки. Не дожидаясь позорного увольнения, Мисс Найтингейл подала заявление об уходе, хотя за неё вступился её непосредственный начальник - Артемиус Уизли, назвав её славной девушкой с большим будущим. Как знать - может, он тоже подпал под чары беспринципной красотки?

За столом воцарилась гробовая тишина. Близнецы, до этого пытавшиеся отнять газету у Перси, застыли, будто оглушённые заклинанием. Рон побледнел, и веснушки загорелись у него на лице золотыми светлячками. Гарри вдохнул, задержал дыхание и забыл выдохнуть, и теперь его лёгкие разрывались от недостатка кислорода. Перси так и сидел с круглыми глазами. Лицо Миссис Уизли налилось краской и приняло зловещее выражение. Одна лишь Джинни невозмутимо ела овсянку.
- Ну уж я этого так не оставлю, - прогремел голос Миссис Уизли на всю столовую так, что посуда зазвенела. - Взялся защищать какую-то вертихвостку! Больше всех ему надо! Плевать ему на то, что люди скажут! Я ему дам! Я ему покажу славную девушку! - бушевала она.
- Мама, мама, успокойся, - все начали наперебой утешать и утихомиривать её. - Да ведь все знают, что в Пророке одни только сплетни и домыслы. Ну, не угодила им почему-то эта Мисс Найтингейл, вот они и нашли способ от неё избавиться, её вынудили уйти из Министер-ства, спровоцировав скандал с её участием. Ты что, наше Министерство не знаешь? Все они под пятой Малфоя, а кому он служит, все прекрасно знают.
- А Клементину Фадж ты сама называла старой жабой - неужто ты ей поверишь? - добавила вдруг Джинни. - Это она всё из зависти придумала.
Пока все успокаивали Миссис Уизли, Гарри незаметно поднял с пола газету и спрятал её за пазуху, не осознавая до конца, зачем он это делает. На её место он положил старый выпуск, выдернув его из стопки газет для растопки камина.
- Нет! Я так этого не оставлю! - всё не могла успокоиться Миссис Уизли. - А с Артуром я сама разберусь! Опять они перепутали его имя! Написали Артемиус - какая безграмотность! Как не стыдно! Я подам на них в суд! А у этого человека нет никакого честолюбия, он не может потребовать к себе хоть каплю уважения! Дайте мне эту паршивую газетёнку, я её порву!
Хлоп! - раздался небольшой взрыв, и из палочки Миссис Уизли вырвалась крохотная молния. Кусочки газеты снежинками разлетелись по всей столовой.
Никто не заметил подмены.
Вечером все с тревогой ожидали появления Мистера Уизли с работы. Он явно задерживался, опасаясь праведного гнева жены. Стрелка с его именем на циферблате волшебных часов замерла на делении неотложные дела.
Ближе к полуночи, когда все уже разошлись спать, Мистер Уизли на цыпочках пробрался в дом. Но не тут-то было. Жена поджидала его в гостиной с палочкой в одной руке и со скалкой в другой.
Крики Миссис Уизли раздавались по округе глубоко заполночь. Мистер Уизли был с позором выдворен на ночь в гостиную. Гарри дожидался его появления с замирающим сердцем. Мистер Уизли спустился в гостиную в ночном колпаке и в обнимку с подушкой тяжко вздыхая и бубня под нос Я же хотел как лучше и Не делай добра и не получишь в ответ зла.
- Гарри, - удивился он, - ты ещё не спишь? Завтра тяжёлый день, 1 сентября, вам же рано вставать.
- Я знаю, - нетерпеливо отмахнулся Гарри. - Я хотел узнать, как там Мелисса. Ей сильно досталось?
- И ты туда же! Далась же она всем! Прямо помешательство какое-то. Да, несладко при-шлось девочке, чего только стоило выдержать атаку Клементины Фадж, этой старой болотной газеты! Но Мисс Найтингейл с честью выдержала это испытание. И, кажется, мне удалось всё исправить.
- А что вы сделали, сэр? - полюбопытствовал Гарри, сгорая от нетерпения.
- Скоро всё узнаешь, а сейчас давай-ка, ложись спать.
И Гарри понуро поплёлся в кровать. Рон, должно быть, уже десятый сон видел.
Да, завтра предстоит нелёгкий день, - подумал Гарри, зевая.
И это было ещё мягко сказано.


Прoкoммeнтировaть
OzMaBa 18 апреля 2007 г. 11:59:02 постоянная ссылка ]
Глава 7 Герой дня.


Утром Гарри проснулся от коровьего мычания. Он не понял, что происходит, и где он оказался, если рядом корова. Но до него тотчас дошло, что это волшебный будильник, подаренный Роном на день рождения. Каждое утро он будет будить их на разные голоса. Гарри улыбнулся, но улыбка враз потухла, когда он вспомнил, что с Роном они разругались, а вернее - он с ними.
- Уберите корову, - сонно пробормотал Дин Томас, засовывая голову под подушку.
- Вставать пора, соня, и это не корова, а будильник.
- Всё равно, поспать не дали.
Полог кровати Рона был задёрнут.
Невилл спросонья сунул обе ноги в одну штанину, потому что одевался с закрытыми глазами. Само собой он упал, попытавшись сделать шаг. Под общий хохот ребята вывалились в гостиную Гриффиндора, где уже были девочки.
- Эй, вы Рона не видели? - озабоченно спросила их Гермиона вместо приветствия.
- Не-е-ет, - протянул Гарри и понял, что Рон не ночевал в спальне. - Рон исчез... - выговорил он побелевшими губами.
- Это всё из-за меня, - у Гермионы скривилось лицо. Слёзы были на подходе.
- Да ладно тебе, вернётся твой Рон, никуда не денется. И вообще - он сам виноват! - с досадой сказал Гарри. Интересно, будет ли обо мне кто-нибудь вот так волноваться, если я внезапно пропаду? - подумал он.
- И вовсе он не мой! - вспылила Гермиона и запунцовела, с головой выдав себя.
Лаванда Браун и Парвати Патил переглянулись и хихикнули. Гермиона ещё сильнее покраснела.
- Пошли завтракать, а то опоздаем.
Войдя в зал, первым, кого они увидели, был Рон. Он преспокойно уплетал завтрак.
- Где ты был!? - кинулись к нему Гарри и Гермиона, забыв былые обиды.
Тот несмело улыбнулся.
- Я переночевал в хижине Хагрида, пока его не было, а с утра поговорил наткнулся на Ме... на Мисс Найтингейл и поговорил с ней. Она вправила мне мозги. - Он тяжело вздохнул. - Я думаю, я должен извиниться.
- Я тоже так думаю, - иронично заметил Гарри. В душе он был безумно рад, что их ссора не продлилась долго. Когда-то, во время Турнира Трёх Волшебников, они сильно поругались с Роном и долго не разговаривали. В конце концов дружба пересилила все обиды и недомолвки, но Гарри до сих пор помнил, как ему было плохо без друга. Сейчас он был рад тому, что Рон быстро одумался.
- Прости, Гермиона, - виноватой скороговоркой проговорил Рон. - Я вёл себя как дурак. Наговорил кучу глупостей, оскорбил тебя. Я... я сам не знаю, что на меня нашло.
Зато я знаю, - подумал Гарри, улыбаясь про себя. - Самая настоящая ревность. Похоже, Гермиона разделяла его мнение.
- Я подумаю, - с серьёзным видом ответила Гермиона, а потом вдруг загадочно улыбнулась, будто бы говоря: Да ладно заливать, Рон, я прекрасно знаю причину твоего поведения.
Да, девчонки - они такие. Будто чувствуют, когда к ним кто-нибудь не равнодушен, - философски заметил Гарри про себя и тактично отвернулся, чтобы не мешать.
Рон же ещё больше смутился от улыбки девушки и залепетал что-то невразумительное про больше никогда не буду, клянусь своими веснушками. Ещё он извинился перед Гарри, хотя тот на Рона даже не обиделся. Он-то понял, откуда уши растут.
Улучив минутку, Гарри поделился с Роном, что Чжоу не вернулась после летних каникул. Он боялся, что с ней что-то случилось.
- Да что с ней могло случиться? - беспечно отозвался Рон. - Небось, навещает свою троюродную бабушку в каком-нибудь медвежьем краю и не успела вернуться к началу учёбы. Ну, не замуж же она вышла, в конце концов!
- Мне бы твою уверенность, - нервно вздохнул Гарри.
- Не дёргайся раньше времени. У нашей Парвати сестра учится в Когтевране. Давай через Падму узнаем про Чжоу, они должны быть знакомы, или через Луну Лавгуд, в крайнем случае.
- Давай! - обрадовался Гарри. У него прямо от сердца отлегло. - Только ты сам спроси, а то я ... стесняюсь...
- Хорошо, ловелас-неудачник! Чего не сделаешь ради друга! Радуйся, что у тебя есть я, и доедай быстрее завтрак. Первым у нас сегодня Травология - идти далеко, - сказал Рон.
Сам ты ловелас-неудачник, чья бы корова мычала! - подумал про себя Гарри, но вслух так говорить не стал, чтобы не обидеть друга.
Второпях дожёвывая яичницу с беконом, Гарри посмотрел на стол преподавателей. Мисс Найтингейл уныло ела овсянку, а Снегг ей что-то увлечённо рассказывал, забыв о еде.
Гарри толкнул Рона локтем в бок:
- Смотри, чего это он к ней всё время липнет?
- И правда, - отозвался Рон. - Как это она его терпит?
- Женская душа - потёмки, - со знанием дела вставила Гермиона. - Всё, пошли, а то опо-здаем.
Травология была вместе с пуффендуйцами. Практики сегодня не было, только теоретическая лекция о плакун-траве. Профессор Стебль рассказывала:
-У плакун-травы много полезных свойств. Одно из них - устрашать и изгонять мелкие вредные сущности, например - прогнать гномов из огорода или согнать кикимору с лесной тропинки, избавиться от расшалившегося домового. А ещё эта трава может открыть доступ к кладу, который охраняют привидения. Плакун-траву собирают в Иванов день на утренней заре, не имея при себе ничего металлического. Используется корень растения. Для усиления действия плакун-травы можно использовать златоцвет и молочай высокий.
- Вот здорово, - прошептал Рон на ухо Гарри. - Надо у нас эту траву в огороде посадить - от гномов.
- Да ладно, они же тебе нравятся! - подначил его Гарри. - Лучше отгонять им Пивза.
- А что, мысль!
- Да тише вы, - шикнула на них Гермиона. - Не успела учёба начаться, а вы уже отвлекаетесь!
- Зануда! - ласково отозвался Рон.
- Зубрила! - добродушно добавил Гарри.
В обеденный перерыв по глухому телефону до Гарри дошла информация, что Чжоу уеха-ла учиться по обмену в Шармбатон на месяц. Он пострадал и погоревал, что ещё месяц её не увидит, но всё же был очень рад, что с ней всё в порядке, ведь она всего навсего уехала по обмену, а не перешла в другую школу насовсем и не вышла замуж. На радостях, что с Чжоу ничего не случилось, Гарри предложил пойти навестить Хагрида.
Около его хижины в загоне пофыркивал какой-то гибрид носорога и броненосца: ростом с осла, покрытый толстой шкурой из пластин, тело приземистое, коренастое и неповоротливое, на толстых ногах-тумбах. Морда у него была в каких-то бородавках и наростах, на голове росли два непропорциональных рога на манер носорожьих. Животное мирно хрустело морковкой из корыта. Из хижины вышел Хагрид с ведром чего-то розового и тягучего.
- Гарри! Рон! Гермиона! - обнял он их всех троих зараз. - Какие вы молодцы, что пришли ко мне, навестили, не забыли!
- А почему тебя вчера на торжественном ужине не было? - спросил Гарри, расправляя помятые объятиями Хагрида плечи.
- Дак-ить я за зверем ездил, за двурогом!
- Так вот кто это у тебя в загоне!
-Да, взял его напрокат в Оствельдском питомнике редких животных. Несу вот ему кисель клюквенный - очень они это любят. Мало их осталось - истребляют ради их рогов. Но обо всём этом завтра на занятии расскажу, а то слушать будет неинтересно, да.
Уж кому, как ни Гарри, Рону и Гермионе было знать, для чего нужен рог двурога. На вто-ром курсе они тайно варили Оборотное зелье, в состав которого как раз и входила этот самый рог, чтобы выяснить, кто являлся наследником Слизерина. Гарри и Рон тогда стали на час Крэббом и Гойлом, чтобы проникнуть в гостиную слизеринцев. Гермионе повезло меньше, она стала кошкой, а её обратное превращение заняло больше месяца.
- Ребятки, просьба у меня к вам одна...
Гермиона сразу же насторожилась. Когда Хагрид делал подобное заявление, это означало что-то явно нехорошее. Последний раз он просил их позаботиться о Граупе, своём великане-братце, которого он приволок в Англию и поселил в Запретном лесу.
- Да не бойся ты, Гермиона. На этот раз всё в порядке. Это насчёт Клювокрыла. Он у меня сейчас живёт. Там, в загоне. Так я что хотел сказать. Министерство же его казнить может, приказ-то тот старый не отменяли. Так я что подумал: может, его выкрасить? На лбу-то у него не написано, что это Клювокрыл. Гермиона, ты же хорошо в заклинаниях разбираешься. Выкраси его, а?
У Гермионы просто от сердца отлегло. Такую просьбу можно было выполнить без риска для собственной жизни и опасности быть исключённым из школы. Она махнула палочкой, применив заклинание Изменения Цвета, и Клювокрыл стал угольно-чёрным. Только оранжевые глаза ярко сверкали на чёрном фоне.
- Ух ты! Да его родная мать не признала бы! И Сириус не узнал бы, честное слово! Спасибо тебе, Гермиона! Я знаю, к кому обращаться за помощью.
- Всегда пожалуйста, Хагрид, - откликнулась Гермиона. - Мы всегда готовы тебе помочь, если только дело не касается обучения великанов английскому и переправки драконов в Румынию...
- Ладно, Хагрид, нам пора, у нас Защита у новой преподавательницы, - стал прощаться Гарри.
- А, повезло вам, - оживился Хагрид. - Она того, толковая, эта Мелисса Найтингейл. Отличницей была, навроде нашей Гермионы - всё знает, всё умеет. Нравится она почти всем, но и завистников у неё хватает. Да. Ну, пока, бегите. Приходите вечерком на чай, я булочек испеку.
- Обязательно придём, обязательно, - заверила его троица.
- Только не надо булочек, - попросил Гарри, памятуя о несъедобных кулинарных шедеврах великана. - Мы лучше что-нибудь с собой принесём.
И они побежали к замку.
...Такого занятия у них ещё ни разу в жизни не было.
По закону подлости урок был вместе со слизеринцами. Те заранее сделали кислые физиономии, как будто уксуса хлебнули. Под предводительством Драко они вообще собирались бойкотировать занятия Мисс Найтингейл - этой аморальной особы, но Снегг хорошенько вправил им мозги. Раскаты его голоса, доносившиеся из коридоров подземелья, слышались в башне у Мадам Трелони.
Мелисса вошла в кабинет секунда в секунду, приветливо поздоровалась и начала рассказывать о своём предмете и о том, что им предстоит выучить в течение года.
- Защита от мных Искусств очень важна. Это не просто школьный предмет как История Волшебства или Астрология, не имеющие практической ценности. Защита призвана спасти вашу жизнь. Вы потеряли очень много времени в прошлом году с этой некомпетентной бюрократкой из Министерства, и нам придётся навёрстывать упущенное. Если вы будете невнимательны на уроке и упустите что-то важное - пеняйте на себя, тем более, что в любой момент может начаться настоящая война.
Зло могущественно и многолико. Оно не выбирает средств и не дремлет. Мы не можем противостоять ему его же средствами, потому что сила добра ограничена. Надо использовать все возможности и способности, чтобы одержать верх в честной борьбе. Хотелось бы верить, что добро всегда побеждает, но на деле это вовсе не так. Мы живём в неспокойные времена. Это как раз тот случай, когда от вашей успеваемости будет зависеть ваша жизнь.
Зло использует ваше самое тайное, самое сокровенное желание против вас. Вы можете разумом понимать, что это несбыточно, нереально, но в душе всё же верить, что это возможно, и это могучее желание, эта вера в несбыточное победит. Зло поймает вас в ловушку, и вы перейдёте на его сторону. Это случилось со многими. Сила добра ограничена, а зло всемогуще. Оно ни перед чем не остановится, чтобы перетянуть вас на свою сторону, если вы ему понадобитесь. Но запомните одно: зло нельзя победить ещё большим злом...
Гриффиндорцы слушали с интересом, слизеринцы же сидели со скучающим видом, демонстративно не обращая внимания на речь преподавателя. Драко сделал такое лицо, будто ему под носом навалили кучку. Всем своим видом он показывал, что ему совершенно неинтересно, и вообще глубоко отвратительно само присутствие Мелиссы.
Ну и терпение у неё, - подумал Гарри. - Я бы его уже убил.
Казалось, что Мисс Найтингейл ничего не замечала. Или делала вид.
Когда Малфой в очередной раз скорчил гримасу отвращения, на столе прямо перед его носом появилась... кучка. Свежая, от неё даже пар шёл. Мелисса же незаметно подмигнула Рону, сидевшему прямо напротив неё за первой партой. Тот расцвёл. Преподавательница продолжа-ла говорить как ни в чём не бывало, будто не замечая чужеродного предмета на парте Драко. Послышались смешки.
- Что это такое? - крикнул Малфой. - Что это ещё за шуточки?! Кто это сделал?!
Он вскочил из-за стола и хотел отойти, но тут же упал - его ботинки были связаны шнур-ками. Класс прыснул. Лицо Мелиссы не изменилось. Драко взялся за край парты, чтобы встать, но тут на него опрокинулась бутылочка с чернилами, прямо ему на голову. Чернила тёмным потоком потекли по его бледному лицу, оставляя синие разводы.
- Мистер Малфой, вы что, возомнили себя Феей с Голубыми Волосами? - насмешливо спросила Мисс Найтингейл, наконец-то соизволив взглянуть на Малфоя. - Неплохое дополнение к голубой крови, которой вы так гордитесь!
Тут класс не выдержал. Захохотали даже слизеринцы, даже Крэбб и Гойл - верные ору-женосцы Драко.
- Идите и приведите себя в порядок, - властно велела Мисс Найтингейл, и её гонору позавидовал бы сам Люциус Малфой. - Идите и унесите с собой это с вашего стола. С собой вы что ли, это принесли? И надо же так любить себя, чтобы не расставаться даже с продуктами собственной жизнедеятельности! - яда в её словах было больше, чем в жале скорпиона.
И хотя все смеялись, каждый понял, что с Мисс Найтингейл шутки плохи, и её лучше иметь другом, а не врагом.
Малфой, гордо прошествовал к выходу из класса, шмыгая носом и держа бумажку с г-ордостью перед собой на вытянутых руках. Но почти у самого порога он вдруг запнулся за что-то невидимое и растянулся во весь рост, угодив носом прямо в то, что он нёс!
- Мистер Малфой! Вы забыли извиниться за сорванный урок и попрощаться, - холодно прозвучал ему в спину голос преподавательницы. Слизерин лишается двадцати очков!
Это было чересчур. Драко шеметом вылетел из кабинета, буркнув что-то типа Вы за это ответите! и что-то там ещё про отца. Мелисса же, как ни в чём не бывало, продолжала вести урок, демонстративно открыв окно, хотя ничем неприятным, на удивление, не пахло.
- Вот это молодец! Сразу показала, кто в доме хозяин, - восхищённо прошептал Симус Финниган. - Виртуозно!
- Ага! - только и сказал Гарри, возбуждённо блестя глазами.
Мелисса загадочно улыбнулась им в след и попрощалась до следующего занятия.
К вечеру вся школа знала о произошедшем. Малфой впервые в жизни стал мишенью для насмешек. Когда Драко проходил по коридору, все специально зажимали нос и говорили Фу-у!, будто бы от него воняло как из выгребной ямы, в которую десять лет подряд гадили страдающие поносом горные тролли. Синие чернила не до конца смылись с его белоснежных волос, и Драко ходил по школе, поражая всех нежно-голубым оттенком. Кое-кто из первокурсников решил, что это новая мода, и доставал Драко вопросами, где и как он выкрасил волосы. Луна Лавгуд завоевала всеобщее признание тем, что назвала его Феей с Голубыми Волосами. Драко мысленно поклялся её убить.
Пивз не остался в стороне от случившегося. Он летал под потолком, горланя очередной издевательский стишок собственного сочинения:

Бедняга Драко, ты упал
И носом прям в дерьмо попал!
Ты долго будешь отмываться,
Не будешь больше издеваться.
Мисс Найтингейл, вы наш герой;
И поделом тебе, Малфой!

Когда обладательница своеобразного чувства юмора вошла в зал на ужин, её встретили овацией. Хлопали даже те, кто всего день назад воротил нос от этой аморальной особы.
А эта Мелисса Найтингейл умеет завоёвывать друзей. Но и наживать себе врагов она умеет также, - подумал Гарри про себя. Он боялся, что ей достанется от Дамблдора за непедагогичное поведение или прилюдное унижение ученика, но тот лишь сдержанно усмехнулся в бороду, блестя очками-половинками.­
Снегг должен был быть вне себя от ярости - его любимого ученика выставили на всеобщее посмешище - но он лишь едко улыбнулся. До слуха Гарри долетела сказанная им фраза, что-то вроде Пусть знает своё место, а фамильную гордость заткнёт поглубже. Странно, но Снегг был доволен.
Только МакГонагалл, поджавшая губы, сказала Мелиссе что-то неодобрительное - это было ясно по её осуждающему взгляду. При ответе Мелисса постаралась, чтобы её объяснение было слышно и ученикам:
- Никому ещё не было плохо оттого, что его окунули носом в растопленный шоколад! - обезоруживающе улыбнулась она МакГонагалл.
Так вот почему свежая на вид кучка ничем неприятным не пахла! - догадался Гарри. А молодец эта Мелисса - и Драко на место поставила, и границ дозволенного не перешла.
Новая преподавательница, на которую ещё вчера смотрели сверху вниз и хмыкали при одном упоминании о её имени, стала героем дня, разом перетянув на свою сторону всех недовольных и сомневающихся.
Гарри и Рону не терпелось рассказать Гермионе о полёте на ковре, но им никак не удавалось уединиться. В гостиной Гриффиндора всё время было много народу, за едой поговорить тоже не представлялось возможным, в перерыве между уроками кто-то постоянно крутился поблизости. Гермиона предложила библиотеку:
- Начало года, там всё равно никого ещё нет. Пошли, там вы мне всё и расскажете.
Гарри и Рон просто лопались от нетерпения поведать ей обо всех своих приключениях. Каково же было их удивление, когда навстречу им попалась Мелисса, выходящая из библиотеки со стопкой книг в руках. У верхней было весьма интригующее название: От Любви до Ненависти: Как Сделать Этот Шаг или Заставить Других Сделать Его. Отворотные Зелья и Заклинания.
- О! Легендарная троица! - улыбнулась она. - Что это вы здесь делаете? Неужели какой-то преподаватель-садис­т в самом начале года задал что-то такое, к чему надо готовиться в библиотеке?
- А мы... это... поговорить хотели, ну ...о полётах, - замялся Рон.
- Ясно, только говорите шёпотом, потому что у стен есть уши, - намекнула Мелисса на кого-то, любящего подслушивать.
Она уже собралась уходить, как вдруг Рон о чём-то вспомнил:
- Спасибо вам огромное, Мисс Найтингейл, за промывку мозгов и за совет.
- Я рада, что он тебе пригодился, и что ты образумился, - Мелисса напустила на себя мудрый и взрослый вид.
Гермиона ойкнула:
- Ой, Мисс Найтингейл, я ведь тоже завыла поблагодарить вас за то, что вы... перед бан-кетом... - ей не хотелось говорить при Роне, в каком она была состоянии после его выходки.
- Пожалуйста, Гермиона, обращайся ко мне в любое время.
- Я тоже должен сказать вам спасибо, - вставил Гарри.
- За что это? - удивилась Мелисса.
- За Малфоя. Вам надо объявить благодарность от имени всей школы и выдать орден Мерлина первой степени за заслуги перед школой и всем волшебным миром. Малфоя впервые в жизни поставили на место.
Мелисса сделала недоумённое лицо, но глаза её искрились от смеха, а вид был как у девчонки-хулиганки:­
- Не понимаю, о чём это ты, Гарри. Если Драко не умеет завязывать шнурки, опрокидывает на себя чернила, носит с собой весьма сомнительные ценности, а потом падает в них носом, это его личное дело, - сказала она совершенно серьёзно, но вид у неё был шкодливый. - Ну, мне пора, счастливо оставаться. И она ушла.
Гарри, Рон и Гермиона смотрели ей вслед.
- Славная она, - сказала Гермиона.
- Не то слово, - с готовностью согласился Рон.
- Ага, - просто откликнулся Гарри, глядя на удаляющуюся фигуру.

***
Школьная жизнь завертела, закрутила их с головой. Предпоследний курс - это серьёзно. Загружали их по полной программе. Гарри и Рона спасал только Лучший Друг Лентяя и Двоечника, в котором можно было найти подсказки на любые теоретические вопросы. Но писать сочинения и зубрить заданное наизусть приходилось самим.
Чудачка-Гермиона принципиально отказалась пользоваться Лучшим Другом. Она мотивировала свой отказ тем, что делает домашнюю работу не для учителя и не ради хороших оценок, а для самой себя, чтобы больше знать и уметь. Гарри и Рон не были такими щепетиль-ными и вовсю эксплуатировали полезную книгу. Учебник-подсказчик здорово экономил время и силы. Чтобы не тратить время на поиск нужной информации в библиотечных справочниках, Гарри и Рон советовались с мудрой шпаргалкой по поводу и без. Теперь они хотя бы спать ложились вовремя, а не заполночь, как в прошлом году.
Самыми интересными уроками были уроки по Защите. Единственным минусом было то, что они проходили совместно со слизеринцами. Малфой сидел тише воды ниже травы, исподлобья поглядывая на преподавательницу. Его всё ещё дразнил Пивз, а Снегг ему такой нагоняй устроил, что Драко вообще собирался сменить школу. Однако отцу он жаловаться не посмел.
- Начнём курс с Оскула Даре и Мирарус, - начала Мисс Найтингейл урок Защиты.
- Оскула Даре? Поцелуйное заклинание? - хмыкнула Гермиона недоверчиво.
Класс захихикал.
- Что вас смущает? Просто если использовать что-нибудь другое, к концу занятия тут будут одни убитые и увечные - так вы друг друга любите! - с сарказмом ответила Мелисса.
У Снегга она, что ли, язвить научилась? - подумал Гарри, а Мелисса тем временем начала объяснение:
- Просто проводите палочкой по губам и резко выкидываете руку вперёд, произнося заклинание и целя в нужного человека. - Она сделала едва заметный жест, сверкнула серебристая палочка, и в этот момент подпрыгнул Невилл. Все уставились на него. На щеке Невилла ярко алел след от воздушного поцелуя. Он залился краской от смущения и удовольствия, а Гарри обиделся - думал, что Мелисса выберет его для демонстрации.
- Это и есть Оскула Даре, - пояснила Мелисса, - вполне невинно. На бис попрактикуетесь на перемене, а сейчас попробуйте, поучитесь.
С первого раза получилось у Парвати Патил и у ...Невилла Долгопупса. Поцелуйчики заалели на щеках Рона и ...Малфоя. Невилл промахнулся - его Оскула Даре не долетел до Гермионы. Гермиона насупилась. Драко чуть не лопнул от злости. Все хохотали, даже Мисс Найтингейл не смогла удержаться. У Рона от смеха слёзы выступили на глазах.
- Драко, извини, я не хотел, - лепетал бедный Невилл, а тот остервенело тёр щёку.
Минут через пятнадцать получалось уже у всех. ки и лбы были в поцелуйных следах, даже у Мисс Найтингейл краснел один на щеке - кто-то то ли промахнулся, то ли сделал это намеренно, в общей суматохе разобрать было невозможно.
- Отлично, закончили, - попыталась перекричать класс преподавательница, но её голос утонул в гуле и смехе. - Фините Инкантатем! - прогремел голос Мелиссы, и только тогда всё стихло. - Теперь переходим ко второй части занятия - Отзеркаливанию. Мирарус похож на Чары Щита, но при этом гораздо сильнее. Это заклинание создаёт тонкий серебристый щит из воздуха. Оно не просто закрывает вас от пущенного в вас заклинания, а отзеркаливает его от вас в того, кто его применил, или же попадает в кого-то третьего рикошетом. Цепочку можно продолжать до бесконечности. По этому принципу строится игра Солнечный зайчик, сами в неё сыграете в Дуэльной комнате.
Мисс Найтингейл объяснила, как пользоваться Мирарусом, и запустила Оскула Даре в Рона, который отразил заклинание в Гарри со звуком, напоминающим слабый удар гонга, а от него воздушный поцелуй попал прямо в лоб неповоротливого и медлительного Крэббу. Тот расцвёл.
И почему это я не догадался не отзеркаливать? - поморщился Гарри от досады. Его мысли прервал недовольный голос Мелиссы:
- И нечего улыбаться, Крэбб! Ваше счастье, что это невинное Оскула Даре, а могло бы быть и кое-что гораздо более серьёзное, может быть даже смертельное.
- Извините, Мисс Найтингейл, - басом сказал Крэбб, но выражение удовольствия на его туповатом лице осталось.
- Ну что ж, теперь вам новое задание. Попробуйте попасть в меня своим Оскула Даре.
Что тут началось... Каждому юному джентльмену хотелось быть именно тем, кто оста-вит след своего поцелуя на щеке красивой преподавательницы. Но не тут-то было. У Мелиссы была поразительная реакция. Казалось, она шестым чувством ощущала, с какой стороны ей грозит опасность быть застигнутой врасплох летучим поцелуем.
Через десять минут Мелисса подняла руки вверх, шутливо сдаваясь.
- Шестой курс! Вы очень упорны в достижении цели, но вам не хватает реакции. Потренируйтесь-ка теперь друг на друге!
И пошло-поехало. Поцелуи летали по классу по траектории движения бабочки. Самым шиком было отразить Оскула Даре неприятного тебе человека и якобы случайно пропустить поцелуйчик того, кто тебе приглянулся. У всех на лицах было по одной-двум отметкам, один Гарри упорно держался.
- Отличная реакция, Поттер, десять очков Гриффиндору. Давайте последний раз. Двадцать очков получит тот, чьё Оскула Даре не отзеркалят. - И она сама запустила воздушный поцелуй.
Борьба шла упорная, целых двадцать баллов было на кону. Поцелуй летал молнией. У Гарри от напряжения взмок лоб, очки съехали с носа, перед глазами всё расплывалось. Сбоку послышался какой-то звук, и Гарри не глядя отзеркалил поцелуйчик туда. Вдруг всё разом прекратилось. Гарри понял, что он в кого-то попал - его Оскула Даре не отзеркалили! Он в кои-то веки получил для Гриффиндора двадцать баллов на уроке, а не при игре в квиддич! Он безумно обрадовался, поправил очки на потном носу и лишь потом обернулся. Лучше бы он этого не делал... Там стоял Снегг, только что вошедший в дверь.
- Что здесь происходит? - металлическим голосом осведомился он. На его щеке алел след поцелуя. - Кто посмел сделать это?
Все пришипились. Гарри понял, что пришла его смерть. И сейчас будет минус пятьдесят очков, а не плюс двадцать. Он внутренне сжался в комочек, ожидая неминуемой кары. Все молчали. Куда только девалось их недавнее веселье?
- О, простите, профессор, это моя вина, это моё Оскула Даре случайно попало в вас! - раздался вдруг голос Мисс Найтингейл в полной тишине. - Вы зашли неожиданно... - она смутилась, растерялась и покраснела. - Я сейчас уберу! - взмахнула она серебристой палочкой, но Снегг остановил её жестом.
- Не стоит беспокоиться, - сказал он вполне миролюбиво, слегка дотрагиваясь до щеки. Он сдержанно улыбнулся, но вид у него был довольный, как раньше у Крэбба. - Очень оригинальный способ обучения Зеркалению, - поднял он бровь скептически. И уже добавил другим тоном:
- Я нашёл книгу, которую вы просили, Мисс Найтингейл, - сказал он вкрадчиво. - Зайдите ко мне после уроков. - И он исчез за дверью.
Все буквально выдохнули от облегчения. Гарри благодарно взглянул на преподавательницу.
- Ну, что ж, - Мелисса уже пришла в себя. - Теперь вы знаете на два заклинания больше. Забавно, но именно Гарри получает двадцать очков.
- Любимчик, - прошипел Драко себе под нос.
- Я сделаю вид, Малфой, что я не слышала вашей последней реплики, чтобы не усугублять ваше положение. Но впредь учтите, что у меня очень хороший слух. Урок окончен, до свидания, - попрощалась она. Лицо у неё было задумчивое.
- Гарри, - вдруг окликнула она его. - Подойди ко мне на минуточку. Гарри, ты когда-нибудь занимался Ментальной Блокировкой?
- В прошлом году профессор Снегг занимался этим со мной дополнительно, но особых успехов я не достиг. Он всё время заставлял меня вспоминать или что-нибудь жуткое или слишком личное. Я злился, и у меня ничего не получалось.
- Совсем ничего?
- Ну, пару раз получилось, но это, скорее, было случайностью, чем закономерностью.
- Ну ничего. Начнём всё с начала. Профессор Дамблдор хочет, чтобы ты овладел Ментальной Блокировкой в совершенстве, чтобы научился закрывать свой разум от воздействия извне. Будешь заниматься со мной дополнительно. Когда тебе удобно?
- Ой, правда, я буду заниматься с вами?! Это же просто здорово!
- Впервые в жизни вижу, чтобы кто-то так радовался дополнительным занятиям. В прошлом году ты наверняка не был и в половину так же счастлив!
- И на одну тысячную! Как вы можете сравнивать себя и Снегга! Его же все терпеть не могут! Мне теперь вся школа обзавидуется! - искренне округлил глаза Гарри.
- Зря вы не любите профессора Снегга. Он очень хороший специалист.
- Может быть. Но я предпочитаю иметь дело прежде всего с хорошим человеком...
- Он не плохой, Гарри, просто несколько своеобразный. У него была, м-м-м, трудная жизнь...
- А у вас и у меня она была полита мёдом и усыпана розовыми лепестками! - съязвил Гарри, недовольный, что Мисс Найтингейл заступается за Снегга. По его скромному мнению тот этого вовсе не заслуживал.
- Ладно, будем заниматься два раза в неделю. Жду тебя послезавтра в пять. И чур не опаз-дывать!
За обедом её не было, как, впрочем, и Снегга. Все обсуждали свои первые уроки по За-щите. Кому-то нравились методы Мелиссы, кому-то нет, но все сходились во мнении, что скучно не будет. Это вам не прошлогодняя Амбриджиха с её палочки долой.
- А вы обратили внимание на то, какая странная у неё палочка? - спросила наблюдательная Джинни. - Серебристая, явно не просто деревянная, как у всех нас!
- А перо? Вы видели её перо? Оно какое-то бело-розовое! - вторил ей малютка Деннис Криви. - Не совиное, не лебединое, не орлиное, даже не павлинье! Хотел бы я знать, от какой оно птицы.
Девушки больше обсуждали внешний вид новой преподавательницы - цвет волос (очень модный в этом сезоне оттенок рыжего), размер глаз, загнутость ресниц. Юношей больше интересовали её профессиональные способности и умение красиво поставить на место любого, кто только попробует перейти ей дорогу, хотя втайне каждый из них признавал её очень привлекательной.
Счастье, что они не знают, что я буду с ней заниматься дополнительно, а, значит, чаще её видеть. Иначе они меня в клочки разорвали бы от зависти, и пуговиц от рубашки не осталось бы! - подумал про себя Гарри, весьма при этом довольный.

***
В этом году занятия были специализированными­. Так как в идеале Гарри видел себя мракоборцем, самым важным предметом в этом году для него была Защита. Им невероятно повезло, что её вела Мелисса, оказавшаяся профессионалом своего дела. Уроки были интересными и содержательными. Гарри предчувствовал, что Мелисса их многому научит. На её уроки он ходил с превеликим удовольствием. Чего нельзя было сказать о занятиях Снегга. Хотя Гарри и мечтал о том дне, когда ему не надо будет ходить на Зельеварение, профессия мракоборца требовала высоких ТРИТОНовых баллов по зельям. Скрепив сердце, Гарри таскался и к Снеггу, стеная и обливаясь горькими слезами про себя. Но деваться было некуда, если уж он задался благородной целью стать мракоборцем во что бы то ни стало. Астрономию Гарри бросил как бесперспективную, да ещё профессор Синистра всегда столько задавала, что без её предмета Гарри мог запросто обойтись. В прошлом году он собирался избавить себя от Предсказаний, которые вела летучая мышь-Трелони, но на смену ей взяли кентавра Флоренца, а вот к нему ходить стоило. В итоге Гарри ходил и на Предсказания тоже. История Магии, самый скучный и бесполезный предмет, был, почему-то обязательным для всех, его нельзя было бросить. Он долго думал, от чего бы ещё избавиться, но так ничего и не решил. Травология была несложной и интересной, Уход за Магическими Существами вёл Хагрид, это нельзя было бросать хотя бы и даже ради него, а Трансфигурация и Заклинания были обязательными. Таким образом, Гарри оказался загруженным под завязку. Учитывая тренировки по квиддичу и дополнительные занятия по Защите, свободного времени у него совсем не оставалось.
Что бы ещё бросить?.. Совсем без отдыха тоже нельзя. Посоветоваться бы с кем... - думал Гарри, по привычке вспоминая о Сириусе. Опять он начал терзаться тем, что у него был один единственный близкий, почти родной человек, с которым можно было поговорить о чём угодно, и вот жестокое провидение отняло и его. Чтобы не погружаться в пучину депрессии, которая всегда незаметно подкрадывалась к нему на мягких лапах, Гарри решил почитать что-нибудь, но не по школьной программе, а так, для себя, и вспомнил о книге, подаренной Гермионой. Он обшарил всю тумбочку и шкаф, проверил чемодан - не завалилась ли книга за подкладку - но книги не было. Гарри стал вспоминать, когда он читал её последний раз, и сообразил, что книга пропала ещё в Норе. Кому могла понадобиться эта невнятная писанина?
С отчаяния Гарри стал читать о брачном законодательстве горных троллей дольменского периода. Учебник Истории Магии действовал лучше любого снотворного. Само собой, Гарри тут же уснул в высоком кресле у камина.
Проснулся он от какого-то шороха за спиной. От раскрытого окна пахнуло холодом. Там кто-то был. Хлопнула форточка, вылетела почтовая сова. Кто-то на цыпочках крался к окну закрыть форточку. Он должен был неминуемо пройти мимо Гарри. Тот вжался в кресло, затаив дыхание. Мелькнула худощавая фигурка в белой ночной сорочке и рыжая косичка.
Джинни! - еле удержался от возгласа Гарри.
Джинни быстро захлопнула окно, сражаясь с порывом ветра. У неё в руках что-то было, что-то маленькое, уменьшавшееся у неё в кулачке. Не замечая Гарри, Джинни пересекла гостиную и скрылась в спальне для девочек.
- Вот это номер! - сказал Гарри сам себе под нос. - Что же это она получила, да ещё но-чью? Надо будет спросить Рона, может, он в курсе.
С этой мыслью Гарри отправился спать.


Прoкoммeнтировaть
OzMaBa 18 апреля 2007 г. 12:01:07 постоянная ссылка ]
Глава 9 Секрет фотографии.


Он проснулся от тихих шагов.
Неужели Джинни опять получила что-то посреди ночи по почте? - удивился Гарри, соображая спросонья, где это он. Но это была не Джинни.
Посреди комнаты стояла ...Мелисса Найтингейл. Она медленно оглядывала комнату, улыбаясь своим мыслям и не замечая Гарри.
- Эй! - тихо окликнул он девушку, чтобы не пугать её. От неожиданности та вздрогнула и резко обернулась.
- О, Гарри, это ты! - она облегчённо выдохнула. - Я не знала, что здесь кто-то есть. Изви-ни, если помешала. Почему ты не спишь, ведь уже очень поздно.
- Да я... - замялся он, не зная, как объяснить, что он посвятил этот вечер жалости к себе. Ещё подумает, что он совсем ребёнок! - А что вы здесь делаете и как вы сюда попали? - ответил он вопросом на вопрос.
- М-м-м... - неопределённо промычала Мелисса, собираясь с мыслями. - Понимаешь, ностальгия замучила. Я ведь встречалась здесь иногда с Чарли Уизли для... - она сделала неопределённый жест рукой, - для планирования всяческих проказ. Я пробиралась сюда ночью из подземелья по тайному коридору с помощью Карты Мародёров, и мы...
Гарри слушал с открытым ртом и наконец решился перебить преподавательницу:
- По тайному коридору?
- Ну да. В Хогвартсе полно тайных ходов и переходов. Можно из одной части замка пробраться в другую, пользуясь ими. Все их мало кто знает, это настоящий лабиринт, и там запросто можно заблудиться.
- Из подземелья?! Так вы учились не в Гриффиндоре?! Получается, что вы - из Слизерина! - он не мог поверить своей неожиданной догадке и своим ушам.
- Ну да, из Слизерина. А ты разве не знал? Я поступила в школу в первый год работы профессора Снегга, он сразу же стал деканом факультета.
- Но я... я думал, что вы... - Гарри не знал, как объяснить своё изумление и разочарование. Ему и в голову не могло прийти, что его любимая учительница могла учиться не в его обожаемом Гриффиндоре, а в проклятом Слизерине, пачками выпускающим тёмных магов.
- По твоему лицу вижу, что ты имеешь зуб на Слизерин. Чем же он так плох? - спросила она, гладя на вытянувшееся лицо Гарри.
- Да нет, не плох... Нет, но... Видите ли, большинство тёмных магов учились именно в Слизерине, и Во... Вы-Знаете-Кто тоже там учился... поэтому... И вообще - слизеринцы противные, - выпалил он. - Помешаны на чистоте крови, и всё такое. По-моему они даже скрытно гордятся, что Волан-де-Морт учился на их факультете.
- Ты не боишься называть Волана-де-Морта по имени? - удивилась Мелисса. - Я уважаю тех, кто называет вещи своими именами, - она немного задумалась. - В моё время всё было немного по-другому. Слизерин был обычным факультетом, на него не боялись поступать и учиться там. Волан-де-Морт только-только начинал набирать силу и власть, собирая вокруг себя сторонников, к нему тогда не отнеслись так серьёзно, как следовало бы. То, что сейчас в Слизерине не хотят учиться только из-за того, что Сам-Знаешь-Кто учился именно там, я считаю предрассудком. Это всё равно что не есть тыквенный пирог только потому, что это любимое лакомство Волана-де-Морта. Слизерин - обычный факультет, не лучше и не хуже других. Но в чём-то ты попал в точку.
Я всю жизнь мечтала поступить в Гриффиндор. Там учился мой старший брат и его дру-зья, бывшие и моими друзьями тоже. Для меня проблема выбора не стояла вовсе, я твёрдо решила, что буду в Гриффиндоре. Представь себе моё изумление, когда я, едва взяв в руки шляпу, услышала Слизерин, да я её и надеть-то толком не успела, как она заявила мне такое! Я попросила шляпу подумать, но эта рухлядь стояла на своём. Я разругалась со шляпой прямо во время распределения! Я думала, что раздеру её в клочья! Профессору МакГонагалл пришлось отобрать у меня Шляпу, потому что я чуть было не оторвала ей поля. Меня вовсе не радовала перспектива провести следующие семь лет моей жизни в сырых подвалах Слизерина. Но шляпа менять своего решения не собиралась. Последнее, что я от неё услышала, это фраза Хороша бы я была, если бы отправила тебя на другой факультет! Я ещё не выжила из ума, хоть и очень старая. Не знаю, что она имела в виду. Вот так я и оказалась в Слизерине.
- Вы ещё упомянули Карту Мародёров... - несмело спросил Гарри. - Она была у меня, но её забрал тот тип, что выдавал себя за Грозного Глаза Грюма два года назад. Такая полезная вещь...
- А откуда она у тебя взялась? - перебила его Мелисса.
- Мне её отдали близнецы Уизли - братья Рона. Они стащили её у Филча, а он, в свою очередь, ликвидировал её у кого-то. Мой отец и его друзья сами создали эту карту для передвижения по тайным закоулкам и переходам Хогвартса, когда они ещё здесь учились. А как эта карта попала к вам?
- А! Ещё на младших курсах я её выменяла у какого-то семикурсника на Устранитель Запаха - это такое зелье, уничтожающее неприятный запах, вонь, короче. Тот мальчик, не помню его имя, дополнительно занимался Травологией, а так как у профессора Стебль, сам знаешь, любимое удобрение - драконий навоз, можешь себе представить, как очаровательно благоухал тот бедняга. Да с ним ни одна девочка встречаться не хотела! Устранитель Запаха он сам сварить не мог, потому что был полным профаном в Зельеварении. Вот мы и совершили взаимовыгодную сделку. Мне досталась карта, выменянная на большущий флакон Устранителя, а тому парню - самая красивая и популярная девочка.
В годы учёбы мы с Чарли пользовались картой для свободного передвижения по ночному замку, с её помощью мы всегда вовремя узнавали о приближении Филча или дежурных учителей и старост. Но как-то раз Филчу просто повезло, и он отобрал её у нас с Чарли. Он додумался расставить невидимые капканы у всех тайных проходов в Хогсмид, и мы попались как два глупых мышонка. Мы были уже на пятом курсе, был разгар осени. Началась череда убийств мракоборцев, вокруг было неспокойно, и нас не выпускали из замка. Нам же позарез понадобилось в Зонко...
Так я и лишилась карты. Значит, именно после меня карта попала к Уизли, а затем - к те-бе. Сейчас же я нашла её на потайной полочке в своей комнате. Видимо, лже-Грюм забыл её там. - Она стукнула палочкой по карте и произнесла:
- Торжественно клянусь, что замышляю шалость и только шалость.
На карте возникли слова:

Привет! Сохатый, Лунатик, Бродяга и Хвост приветствуют вас! Мы очень рады, что карта вам пригодилась! Пользуйтесь ей почаще и берегите её, она вам ещё не раз понадобится! Для таких хороших людей мы и старались, создавая её. Только смотрите, как бы карта снова не попала к Филчу, он её уничтожит. Удачи вам обоим. Пока!

И строчки исчезли.
- Это та самая карта! Карта моего отца! Это Джеймс Поттер был Сохатым. А мой крёстный, Сириус Блэк, был Бродягой. Лунатиком был их друг, Римус Люпин. Он был вашим предшественником, учил нас Защите на третьем курсе. Хвостом был предатель Питер Петтигрю... Вы случайно не были знакомы с кем-нибудь из них, а? Может - это один из них был тем самым семикурсником? Ведь иначе их карта не попала бы к вам... Я сейчас покажу вам их фотографии. - И он дал Мелиссе фотоальбом.
Они сидели рядом на диване, преподавательница и ученик, запросто, как старые знакомые, и листали альбом.
- Это мои родители, Джеймс и Лилли Поттер. Они погибли пятнадцать лет назад от руки Волана-де-Морта.
- А кто твои опекуны? Как их там звали?.. Такая смешная маггловская фамилия...
- Дурсли-то? Это мои тётя и дядя. Ещё у меня есть кузен - их сын.
- Они тебя любят?
- Вы шутите или издеваетесь? Такого слова в их лексиконе по отношению ко мне просто не существует. И вообще, если бы существовал справочник Тысяча Самых Гадких Магглов Всех Времён и Народов, они бы его возглавляли, занимая первое место! - горько усмехнулся Гарри.
- Да-а-а, не повезло тебе, - сочувственно посмотрела на него девушка. - И больше у тебя нет родственников?
- Нет, больше никого...
Мелисса внимательно смотрела на фотографии. Люди на снимках весело махали ей руками и улыбались.
Может, люди на волшебных фотографиях всегда так делают, и не важно, кто на них смотрит? - подумал Гарри, но спросить не успел. Мелисса прервала его мысли, осведомившись:
- А это кто такой симпатичный? - указала она на Сириуса. Тот приосанился, довольно ухмыльнулся и сделал шутовской книксен, чуть не уронив маленького Гарри, который не преминул разреветься.
- Это и есть мой крёстный, Сириус Блэк, лучший друг моего отца, - грустно пояснил Гар-ри. - Они вместе учились. Потом... - он запнулся, - потом его ложно обвинили в том, что он предал моего отца, выдав наше убежище Волану-де-Морту, и тот убил моих родителей. Сириус двенадцать лет просидел в Азкабане, но сумел сбежать и нашёл настоящего предателя - Питера Петтигрю. Вот он, - Гарри показал Хвоста Мелиссе на старой фотографии членов первого Ордена Феникса, которую Грозный Глаз Грюм отдал ему в прошлом году. - Петтигрю снова улизнул, и Сириусу никто не поверил. Он два года был в бегах, спасаясь от дементоров. Он погиб, недавно... Его убила Беллатрикс Лестрейндж, она из Пожирателей... А вот это Люпин. - Тот улыбнулся и козырнул Мисс Найтингейл. - Теперь, когда Сириус погиб, он заботится обо мне, пишет, спрашивает, как дела, советы разные даёт... - Гарри и сам не знал, зачем он всё это рассказывает совершенно постороннему человеку, которого он, в сущности, совсем не знает. Он просто продолжал говорить, доверяя свою душу Мелиссе. Та понимающе кивала, задумчиво разглядывая фотографии.
- А кто эта девочка? - ткнула Мелисса пальцем в ту самую девчушку, которая строила глазки Блэку и показывала Гарри язык. В этот самый момент та озорно подмигнула Гарри, весело помахав рукой Мелиссе.
- Не знаю, - искренне ответил Гарри. - Я её раньше и не замечал вовсе. Я... больше смотрел на родителей... - в горле встал ком, который он безуспешно пытался проглотить. У Гарри перехватило дыхание и сел голос. Очки запотели. - Я...
- Я понимаю, - просто сказала Мелисса, беря его за руку. Я тоже сирота. Волан-де-Морт убил всю мою семью - родителей, брата, его жену и сына... Мне было пятнадцать... Я не знаю, зачем он это сделал. Мы были обычной семьёй, вовсе не представлявшей для него опасности... Но я ни о чём не забыла! - её лицо стало жёстким, в голосе послышалась угроза. - Он одним махом уничтожил всех, кого я любила! - голос её звенел от ярости. - И он за это ответит!
- Успокойтесь, Мисс Найтингейл! - забеспокоился Гарри. - А то вы всех разбудите.
- Ох, извини! Я не могу об этом спокойно говорить! - её щёки окрасил гневный румянец.
Гарри задумался - у скольких ещё людей Волан-де-Морт отнял родных и близких, лю-бимых и друзей? Хотят ли они отомстить? Или смирились? Забыли?
Его размышления прервал голос Мисс Найтингейл:
- Смотри, снова она, эта девочка, но младше, вот, на свадьбе твоих родителей.
И правда. Тугие косички и раскосые глаза, праздничная жемчужно-серая мантия вся в кружевах - стоит рядом с его отцом.
Гарри осенило:
- Сестра! Это сестра отца! - чуть не в полный голос заорал он. - И почему раньше я не обращал внимания на эту девочку? Это же младшая сестра отца! Вот, смотрите! - И он открыл последнюю страницу альбома, куда он положил снимок, найденный на чердаке Миссис Фигг.
- Эту фотографию я случайно нашёл у Миссис Фигг, у которой вы ликвидировали ковёр. Не знаю, как она к ней попала, но этот мальчик - явно мой отец, он же просто моя копия, или я его... А вот насчёт девочки я не был уверен. Они не сильно похожи. Но если эта кроха и та кокетка со снимков - это одна и та же девочка, то это, несомненно, сестра моего отца!
... А в это время кто-то стоял в тайном коридоре неподалёку от двери, прислушиваясь к разговору Гарри и Мелиссы с помощью ушек-подслушек из магазина приколов братьев Уизли. Нет, так дело не пойдёт. Плохо. Очень плохо. Придётся принимать меры, иначе все труды пойдут прахом. И откуда она взялась? Ведь всё же тщательно проверили, изъяли, уничтожили, наконец. Придётся начать коррекцию завтра же ночью... - И тёмная фигура бесшумно заскользила обратно по тайному коридору, удаляясь от гостиной Гриффиндора, в которой беседовали мальчик и девушка.
...Они сравнивали маленькую пухлую крошку со злым обиженным лицом и худенькую озорницу с тугими косичками - вроде бы похожи. мные волосы, раскосые глаза. Она? Не она? Кто знает ответ на этот вопрос? У кого спросить? Вроде бы не так уж она и похожа на Джеймса Поттера. Или всё-таки похожа? - всё те же вопросы, которые мучили Гарри, когда он только нашёл фотографию, возникли вновь, закружились вихрем в его голове, сбивая с толку и не давая сосредоточиться.
Девочка мелькнула ещё на паре фотографий - то же шаловливое личико и косички. И везде она непостижимым образом оказывалась рядом с Блэком, преданно глядя на него.
- По-моему, она была влюблена в твоего крёстного, - задумчиво проговорила Мелисса, разглядывая предполагаемую тётю Гарри и Сириуса. - У неё такое характерное выражение лица... Жаль, что у него уже не спросишь... Хотя, можно посмотреть списки выпускников Хогвартса - ведь она наверняка здесь училась, можно полистать справочники Всё обо Всех и Кто Есть Кто - там обязательно должны быть сведения о ней. Прочитаешь информацию о всех женщинах по фамилии Поттер, наверняка обнаружишь там свою тётю, - предложила Мелисса.
- Вот это вы здорово придумали! - обрадовался Гарри. - Обязательно так и сделаю! Я даже и не подозревал, что есть какие-то справочники, по которым можно найти человека в волшебном мире. Вы так мне помогли! Большое вам спасибо! - он посмотрел на преподавательницу с такой благодарностью и обожанием, что та даже смутилась.
- Ладно, Гарри, мне пора. Сбылась моя старая мечта, я побывала в гостиной Гриффиндора, - она ещё раз огляделась. - Но уже очень поздно. Я пойду. Да и тебе пора спать, завтра учебный день.
- Приходите ещё, - неожиданно для самого себя Гарри пригласил её в гости. - Когда вам будет одиноко или не с кем будет поговорить... - оборвал он себя на полуслове, подивившись собственной раскованности.
- Спасибо за приглашение, Гарри. Я обязательно приду, - заверила его Мелисса и вошла в открывающуюся панель рядом с камином. - И ты заходи ко мне в гости. - Она улыбнулась ему из темноты и исчезла в чёрном проёме, уходящем вглубь замка.
А ведь где-то я её видел... Когда-то давно, - подумал Гарри. - В таком же дверном про-ёме, или рамке или... или у меня уже глюки? Пойду-ка я лучше спать, - подумал он.
Он долго не мог уснуть, вспоминая хулиганистую девочку с фотографии и мысленно сравнивая её с малышкой с хомячьими щеками. А ещё он думал о том, что сегодня он окончательно подружился с Мелиссой Найтингейл.

***
А завтра был новый день. От греха подальше Гарри решил никому не рассказывать о ночной встрече с Мелиссой и о чём они договорились.
За завтраком Джинни опять каким-то мистическим образом оказалась рядом с ним. Де-вушка беспокойно озиралась, ёрзая на стуле, и вообще была какая-то дёрганая. Гермионы за завтраком не было, Рон же за милую душу лопал яичницу с беконом, не обращая никакого внимания на состояние младшей сестры. Гарри лишь на секунду обернулся, чтобы посмотреть, на месте ли Мелисса, как Джинни ойкнула и вскочила - она по рассеянности опрокинула на себя бокал Гарри с тыквенным соком, задев его локтем.
- О, Гарри, прости, мне очень жаль... - залепетала она. - Возьми мой сок, пожалуйста.
- Да ладно, чего уж там, - досадливо поморщился Гарри, глядя на её мокрую мантию.
Джинни то бледнела, то краснела, но упорно настаивала на своём.
Гарри не особо любил тыквенный сок, но чтобы успокоить Джинни, он его выпил. И Джинни ...улыбнулась, сразу же убежав переодеваться.
Первым уроком на сегодня стоял новый предмет Изучение Не-Совсем-Людей. У кабинета уже стояла Гермиона в обнимку с книгой Люди и Не Совсем. Где Же Граница? - вместо завтрака она была в библиотеке.
- Спешишь выслужиться, Грейнджер? - поддел её Драко Малфой, идущий на Трансфигурацию. - Ещё и предмет не начался, а она уже набрала дополнительной литературы!
- Да ну её, хочет быть умнее всех, - поддержала его Миллисента Булстроуд. Драко уже ушёл, а она задержалась, чтобы подразнить Гермиону. - И всё равно ты грязнокровка! - Миллисента хотела было исподтишка выдернуть у Гермионы из рук книгу, но её словно током ударило, когда она схватилась за чужой учебник. Слизеринка ойкнула и резко отдёрнула руку, едва не потеряв равновесие и не упав.
- Вот дрянь! Кровь пополам с драконьим навозом! Посмела на меня, чистокровную, руку поднять... - Миллисента просто задохнулась от злости.
- Не будь ты девчонкой, Булстроуд, я бы тебе сначала всё рёбра переломал, а потом превратил бы тебя в ерш для унитазов в слизеринских уборных! - Вали отсюда подобру-поздорову! - вскипел Гарри, заступаясь за Гермиону.
Видимо, он сделал достаточно зверское лицо, чтобы Миллисента впечатлилась и ско-ренько унесла ноги.
Гермиона демонстративно отвернулась, будто и не слышала обидных слов, делая вид, что отвечать какой-то слизеринке - это ниже её достоинства.
- Не будет хватать чужое своими грязными лапами! - крикнул Рон вслед Миллисенте. - Как это ты сделала, Гермиона?
- Обычное Обережное заклинание, ничего особенного, - заскромничала Гермиона. - Когда не хочешь, чтобы до твоих вещей дотрагивались чужие люди, применяешь его, и дело с концом... гкий удар током. Это вроде маленькой молнии, попавшей в тебя, - пояснила она Рону, не знавшему, естественно, что такое ток. А эта зараза у меня ещё ответит! Наложу на неё сглаз!
- Да она и так по жизни сглаженная, - ввернул Дин Томас, ставший свидетелем этой некрасивой сцены.
- Тогда намекну Пэнси Паркинсон, что Миллисента на Драко заглядывается!.. - И Гермиона злорадно ухмыльнулась.
...Гарри посчитал большой удачей, что на этот раз занятие было вместе с когтевранцами.
Учителем оказался очень своеобразный человек - профессор Скелетони. Худой как щеп-ка, с жёлтой кожей и ввалившимися глазами, казалось, он с трудом передвигает ноги, а если упадёт, то рассыплется по косточкам. Когда он начал говорить, оказалось, что у него не хватает нескольких зубов.
- Ему подходит его фамилия, - хихикнул Рон, и все не преминули с ним согласиться.
Скелетони с виду был медлительным, ходил осторожно передвигая ноги, будто боясь зацепиться за ножку стола. Однако его голос оказался неожиданно сильным, молодым и звучным. На первом занятии он изложил содержание своего предмета, объяснив всю специфику.
Мой предмет важен, насколько важно общение между людьми и не-совсем-людьми. Ведь люди - не единственные в нашем мире, кто обладает даром слова, интеллектом и магическими способностями. Мне не хватит урока, чтобы перечислить их всех: русалки, сирены, тритоны, фавны, вейлы, лепреконы, домовики, горные эльфы, цветочные феи, болотные кикиморы, лешие, тролли, гномы, гоблины, болотники, банники, кентавры, вампиры, медузы, валькирии, джинны, великаны, духи, упыри, оборотни, полтергейсты и привидения. Каждый вид этих существ обладает определённым характером, достоинствами и недостатками, многие владеют магией, общей или собственной - ограниченной. Некоторые могут вступать в брак с людьми и иметь детей. Сразу же следует отметить, что нечеловеческому существу нельзя иметь волшебную палочку и пользоваться ей. Это же относится и к их потомкам от браков с людьми - магглами или волшебниками - запрет снимается через поколение или специальным указом Министерства по поводу конкретной личности, - объяснил он несколько официально.
- Я вижу, мисс Грейнджер уже позаботилась о дополнительной литературе! Похвальное рвение. Эта книга не будет лишней.
Профессор Скелетони очень интересно рассказывал. Все слушали затаив дыхание. Каза-лось бы - ну чего нового можно было узнать о великанах или тех же эльфах-домовиках - они жили дома у каждого второго в качестве слуг или нянек. Но Скелетони раскрывал такие факты, о которых никто даже не подозревал. На дом он задал сочинение про великанов. Гарри сразу же решил написать о Хагриде.
По дороге на следующий урок Рон возбуждённо размахивал руками:
- Вот это действительно интересно! Знать не знал, что у великанов великолепная память, и они могут запросто выучить наизусть книгу, у домовиков стопроцентный музыкальный слух, а из вейл получаются лучшие ловцы в команде по квиддичу! Вот это урок по мне! Не то что Зельеварение - яды, противоядия... Кому это нужно. Кажется, я понял, по какому предмету я буду специализироваться!­ - он не давал Гарри и Гермионе вставить ни слова в свой монолог. - Когда Билл выбрал этот предмет, я недоумевал, зачем ему надо связываться с нелюдьми, вернее, с не-совсем-людьми, - поправился он, - гоблинами. Он ведь работает в Гринготтсе. А теперь я сам понял, как это, оказывается, интересно!
Так они дошли до кабинета Трансфигурации. Возбуждённый Рон угомонился и замолчал, только когда урок уже начался. В этом году им предстояло обучение трансфигурации человека, они же с грехом пополам превращали совиное перо в подушку. Более менее сносно получалось только у Гермионы. Оно и понятно - это был её любимый предмет.
Сегодня они учились превращать руки и ноги в ласты. У Гарри получились перепонки, но конечности при этом не удлинились. У Рона же всё было наоборот - ступни рук и ног были метра по полтора, но перепонок между пальцами не было. У Невилла руки и ноги покрылись шерстью, а у Парвати Патил почему-то покрылись чешуёй. Только у Гермионы - кто бы сомневался! - всё получилось как надо, за что она и получила десять очков. Довольная, она разгуливала по классу, шлёпая ластами и хихикая:
- Вот это лыжи! С таким размером ноги мне ни в одном магазине обуви не найти!
- Зачем тебе обувь? - подначил её Симус Финниган. - Запасись жаброслями и выходи замуж за тритона! Будешь жить припеваючи в нашем озере, плавать, загребая ластами.
- Сам женись на русалке! - крикнул ему Рон, неожиданно разозлившись.
- Да ладно тебе, Уизли, - примирительно сказал Симус. - Я ведь просто пошутил. - Да-а-а... - пробормотал он себе пол нос, - кажется Мисс Найтингейл была права, так удачно приведя тебя в пример как кандидата на покупку её зелья.
- Что ты сказал? - уже почти кинулся на Симуса с кулаками Рон, краснея до корней волос.
- А ну-ка тихо! Вы на уроке, молодые люди! Все свои проблемы решите на перемене, - прикрикнула на них МакГонагалл. - Снимаю с каждого по пять очков за нарушение дисципли-ны, хотя вы и на моём факультете! Всё, урок окончен.
У Гермионы вытянулось лицо - её десять очков пропали. Кинув недовольный взгляд на Рона, она сказала:
- Тоже мне, защитник нашёлся. Спасибо за медвежью услугу, - и вышла из класса.
Рон растерянно смотрел ей вслед.
- Вот и пойми этих девчонок! Хотел как лучше...
- А получилось как обычно! - закончил за него Гарри. - Идём, у нас Уход за Магическими Существами. Что-то мне опять нехорошо, голова кружится и живот болит, как вчера, - сказал он, поморщившись.
- Может, тебе и правда лучше к мадам Помфри сходить? Что-то с тобой не так, - Рон выглядел озабоченным.
- Ладно, - беспечно отозвался Гарри. - Может, съел что-нибудь несвежее. Снегг, небось, глянул в сторону моего молока, и оно сразу скисло - попробовал отшутиться он.
- Молоко было вчера, а сегодня - тыквенный сок, - машинально поправил его Рон. - Ты ничего странного на вкус не ел? А вдруг тебя Малфой отравить задумал? Чего-нибудь тебе в еду подсыпал или в сок подлил, - высказал он свою версию.
- В сок подлил... - эхом отозвался Гарри. - Даже если он мне что-то и подлил, то у него ничего бы не вышло. Сегодня Джинни разлила мой сок и отдала мне свой. Я и пить вовсе не хотел, но она так расстроилась и так настаивала, что я его выпил. И вообще - она какая-то странная в последнее время.
Но Рон его уже не слушал. Он напряжённо думал о чём-то своём, наморщив лоб.
- Странная, говоришь... И очень настаивала... Я сейчас! - крикнул он на бегу и исчез.
- Ничего не понимаю... - пробормотал Гарри и пошёл к хижине Хагрида на занятие.
Хагрид был взволнован и чем-то чрезвычайно доволен.
- Я тут недавно узнал, что наш двурог - самочка, я её Розитой назвал. Она того, э-э-э... детёныши у ей будут! Ага! Нельзя её обратно в питомник везти, надо, чтоб она здесь, ну, того, родила. Да. А когда детёныш чуть подрастёт - отправим их уже вдвоём. Ну, вам, это... предостав-ляется, как его... уникальная возможность поухаживать за беременной самкой двурога, а потом за детёнышем. Если всё будет хорошо, то, может быть, разрешу вам ещё и при родах присутст-вовать! Вот! - заключил он торжественно, весьма довольный собой.
Малфой скорчил недовольную рожу:
- Вот уж сомнительное удовольствие, делать мне больше нечего!
Но остальных, похоже, эта новость заинтересовала, особенно девочек. Лаванда и Парвати решили покормить будущую мать морковкой с рук. Гермиона же тотчас решила почитать что-нибудь о размножении двурогов в неволе, на случай возможных осложнений. Гарри же для себя решил, что ни за что ни за какие коврижки ни на каких родах присутствовать не будет. Он до сих пор помнил, как когда-то, живя у Миссис Фигг, ему пришлось принимать роды у одной из её многочисленных кошек. Вопли бедного животного до сих пор стояли у него в ушах. Он понятия не имел, что и как нужно делать с мокрыми комочками, время от времени появлявшимися из кошки. Он осторожно обтирал их махровым полотенцем и подкладывал к кошачьему боку. Новоявленная мамаша с благодарностью смотрела на него, вероятно принимая юного акушера за отца. Гарри со всем справился, несмотря на юный возраст, и даже получил благодарность от Миссис Фигг и пирожное в награду. Но с тех пор он зарёкся.
Мужчины для этого слишком слабонервные, - философски подумал он.
- Хагрид, - спросил его Гарри после занятия, - а ты случайно не знаешь, куда иногда девается Флоренц? Дамблдор сказал, что его будет иногда заменять профессор Трелони.
- Случайно знаю. У Флоренца ведь семья. У него есть жена и два жеребёнка. Он не может жить с ними в лесу, кентавры ведь его изгнали, но ему надо иногда видеться с семьёй. Раз в месяц его жена и дети приходят тайком к моей хижине и проводят с Флоренцем весь день. Для них это единственная возможность повидаться...
- Да... Плохо с Флоренцем вышло. А если кентавры больше никогда не примут его обратно? Он что, всю жизнь будут так мучиться?
- Не знаю, Гарри, не знаю...
- А Грауп? Как он? Он до сих пор в лесу? На тебе вроде бы синяков не видно...
- Нет, Гарри... - Хагрид тяжело вздохнул. - Мне пришлось рассказать всё Дамблдору, потому что Грауп покалечил пару кентавров в прошлом году. Они пригрозили, что обратятся в Министерство Магии по поводу незаконного пребывания полноценного взрослого великана на территории Англии. И Дамблдор распорядился отправить Граупа обратно с помощью одноразового портала. Прав был Флоренц, сказав, что ничего у меня не выйдет. Жалко его, конечно, он ведь мой брат, но... Ему здесь было плохо. По-английски он почти не говорил, столько деревьев сломал и всё зверьё распугал на мили вокруг, ему уже есть было нечего. И пришлось мне согласиться с Дамблдором. Да и толку от Граупа было бы мало. Какая ему война с Сам-Знаешь-Кем... Он разве что камнями кидаться мог, да деревья с корнем вырывать... Э-эх... - Хагрид тяжко вздохнул. - Отправили мы его, а у меня сердце не на месте, вдруг его там обижать будут? Он же такой маленький...
- Да ладно тебе, Хагрид, маленький, всего-навсего пять метров ростом! До тебя он ведь как-то жил с другими великанами, не умер же. Ему там всё равно лучше. Там он со своими. Очередной каркус сменится, и может, Граупа к себе приблизит, откуда мы знаем.
- Всё может быть, конечно. Спасибо за утешение. Ладно, беги на следующий урок.

***
После уроков Гарри летел на дополнительное занятие по Защите как на крыльях. Как не похоже было его настроение сейчас на то, с каким он ходил в прошлом году к Снеггу... Ему просто не терпелось начать. Мелисса уже ждала его.
- Итак, начнём. Сначала объясню тебе, как ты можешь понять, что кто-то вторгся в твой разум и шарится там как у себя дома.
- У меня сразу же начинает болеть шрам. Будто мне на лоб ставят клеймо.
- Но это если в твои мысли вторгся Волан-де-Морт. На деле же любой может попытаться это сделать, да любой тёмный маг, да кто угодно, просто желая проверить, правду ли ты говоришь в данный момент. Этот человек будет пристально смотреть тебе в глаза, у тебя возникнет чувство дискомфорта, если ты достаточно чувствителен к такого рода вещам. Проще же догадаться по тому, как тебе будет немного щекотно в области лба, между бровями, чуть выше. Возникнет такое чувство, будто тебе хочется чихнуть. Вот, приблизительно, такое. Лигиллименс!
Перед глазами замелькали образы, и Гарри увидел себя, обнимающим Гермиону и говорящим, что Рон просто дурак, если устроил ей такую безобразную сцену. Лоб и правда слегка щекотало.
- Это не слишком личное? Не хочу бесцеремонно вторгаться в твою личную жизнь.
- Нет, что вы. Всё нормально.
- В таком случае сейчас я объясню тебе, как избавляться от непосредственного вторжения. Сконцентрируйся и представь, что ты что-то отбрасываешь от головы, что-то вроде руки, которую кто-то прислонил к твоему лбу, чтобы проверить температуру. Понял? Поехали! Лигиллименс!
У Гарри перед глазами снова замелькали хаотичные образы, и он увидел профессора Снегга, который так неудачно пытался научить его Блокировке в прошлом году. Он постарался мысленно сконцентрироваться,­ но зловещая физиономия Снегга, мельтешащая перед глазами, мешала ему, сбивая с мысли.
- Откидывай его, просто отбрасывай от себя этот образ и воображаемую руку, - услышал он голос Мелиссы сквозь туман и резко дёрнул головой, мысленно отталкивая от себя Снегга и воображаемую руку на лбу.
- Ай! - взвизгнула Мелисса и схватилась за голову, сжимая виски пальцами.
- Вам больно, извините, я не хотел! - засуетился Гарри. - Я не знал, что это больно...
- Нет, ничего страшного... Больно уж ретиво ты взялся за дело, Гарри! Я даже не успела защиту поставить. Но зато у тебя получилось с первого раза! Представляю, как вы с профессором Снеггом терпеть друг друга не можете!.. Ладно, давай ещё раз, но уже с защитой. Начали. Лигиллименс!
И они начали. Теперь Гарри было гораздо сложнее. Перед глазами мелькали образы из детства, потом из школьной жизни. Вот Малфой, дразнит Гермиону грязнокровкой, вот он срывается с метлы и падает, падает, падает в бесконечность... Или это уже не он, а Сириус падает в арку безвременья?
- Гарри, Гарри! - услышал он сквозь вату в ушах. - Гарри, очнись! - Мелисса осторожно хлопала его по щекам, стоя около него на коленях.
Гарри медленно приподнялся, соображая, что произошло.
- Это твой крёстный, да? - несмело спросила Мелисса, аккуратно отряхивая его мантию.
- Да, - глухо сказал Гарри.
- Извини, я вовсе не собиралась... Но у Ментального Проникновения есть определённые особенности. Ты почти автоматически начинаешь вспоминать что-то плохое, какой-то эмоционально напряжённый момент твоей жизни, что-то произошедшее с тобой, твоими друзьями или близкими, если у меня нет конкретной цели выведать что-то определённое. Давай попробуем ещё раз.
Гарри кивнул. А что ещё ему оставалось делать?
В башню Гриффиндора он возвращался, еле волоча ноги от усталости, но довольный собой и удовлетворённый проделанной работой. За одно занятие с Мелиссой он достиг больших успехов, чем за всё то время, что он занимался со Снеггом.
Надо будет хорошенько этому научиться, а потом научить этому всех членов ДА, это ни для кого не будет лишним, - решил он по дороге в башню Гриффиндора.
Вечером, сидя в гостиной, Гарри вновь разглядывал фотографию отца и девочки рядом. Было в снимке что-то странное.
Остальные гриффиндорцы развлекались тем, что ставили кляксы из исчезающих чернил на учебники, а потом смотрели, как они медленно испаряются.
- А что если поставить кляксу на оценку? Она исчезнет вместе с кляксой? - спросил Невилл, получивший неуд за последнюю теоретическую контрольную по Зельеварению и переживавший из-за неминуемого возмездия со стороны бабушки в виде громовещателя.
- А ты попробуй! - весело предложил Колин Криви, некогда бывший фанатом Гарри, но теперь к нему привыкший. Колин был отличным фотографом. Он подсел к Гарри и мельком взглянул на снимок:
- О! Маггловская фотография! Никогда т